«Работа для меня очень важна, она делает меня счастливой, но то единое целое, что составляют вместе мужчина и женщина, — еще важнее», — призналась Вера Брежнева Екатерине Рождественской.

 Фото: Екатерина Рождественская. На Вере комбинезон RUBAN, колье VALERIA CLEVER

Екатерина: Вера, ты производишь впечатление очень позитивного человека, от тебя прямо лучи какие-то исходят! Я так понимаю, что, несмотря на всякие личные неурядицы, ты по-прежнему устремлена в будущее и готова к новым отношениям?

Вера: Это правда, прошло нелегкое время, и я вернулась к себе настоящей. Безусловно, время идет, жизнь продолжается, и я мечтаю создать семью. Естественно, начиная все заново, учитываю свои прошлые ошибки.

Екатерина: А возможна ли вообще для востребованной в шоу-бизнесе артистки счастливая семейная жизнь?

Вера: Конечно! Да, работа очень важна, она делает меня полноценной, счастливой, самодостаточной. Но то единое целое, что составляют вместе мужчина и женщина, — это для меня важнее всего. В прошлом году были моменты, когда мне было совсем не до улыбок. Именно потому, что этой важной составляющей не хватало. Сейчас же наслаждаюсь гармонией.

Екатерина: А еще детей ты хочешь?

Вера: У меня их уже двое. Но думаю, что как минимум еще один ребенок у меня будет. А лучше — два, чтобы было, как у моей мамы, четверо детей. Неспроста я очень на нее похожа, даже внешне — глаза, руки, ноги… Ну и в смысле объемного бюста я ее тоже почти догнала. (Смеются.)

Вера Брежнева (Vera Brejneva)

Екатерина: Твоя мама недавно с тобой вместе снялась в телерекламе платежной системы…

Вера: Да, меня поразило, как органично она выглядит в кадре. А ведь мама 25 лет работала на заводе. Я так рада, что смогла «уволить» ее оттуда. Помню, в определенный момент так и сказала: «Мам, все, я тебя увольняю с завода». Слава Богу, теперь я могу дать ей все, что нужно для жизни. Мы, дочери, все ее поддерживаем. А вот теперь мама еще и сама снова стала зарабатывать, причем гораздо больше, чем когда-то на заводе.

«Я смотрю на маму и понимаю, что у нее сейчас жизнь только начинается!» Фото: Филипп Гончаров

Екатерина: Она у тебя красавица, выглядит замечательно!

Вера: Да, она не выглядит бабушкой семи внуков (а сейчас у нее именно столько). Люди, которые ее не знают, даже поверить не могут, что у нее такой «багаж». Мама правильно следит за собой, за здоровьем, стильно одевается. Умеет делать легкий макияж, который подчеркивает достоинства. Я ею по-настоящему горжусь! Ведь, когда мы жили в Днепродзержинске, о том, что у нее есть вкус, никто толком не знал — не было возможности его ни проявить, ни развить. А как только такая возможность появилась, мама сама в себе все открыла. Ну а что касается фигуры, она следит за питанием, и мы с ней вместе занимаемся спортом — у одного тренера. Кстати, мы обе своим внешним видом довольны.

Екатерина: А чем вы занимаетесь?

Вера: У нашего тренера авторская методика, в чем-то это похоже на пилатес. Работа над разными группами мышц, растяжки. Благодаря им у мамы восстановилась осанка.

Екатерина: Сколько ей сейчас?

Вера: 61 год. Вот мы все немножко боимся взрослеть, и даже, не побоюсь этого слова, стареть. Но я смотрю на маму и понимаю, что у нее сейчас жизнь только начинается! Есть, конечно, небольшие нюансы со здоровьем, но в целом она в прекрасной физической форме и отличном состоянии духа. Например, шесть лет назад мама села за руль. Ее даже не пришлось уговаривать — она просто пошла на курсы, выучилась и поехала. Она живет на другом конце Киева, но сама приезжает к нам, так как проводит много времени с девочками, потому что при моей работе мне необходима помощь. Когда я уезжаю, мама присматривает за старшей дочерью Сонечкой и за младшей Сарой, даже при том, что у них есть няня. Не говоря уж о том, что у мамы есть и другие внуки. И у Вики, и у Насти тоже по двое детей. Только у Гали пока одна дочь. Прошлый год у нашей семьи выдался насыщенный: у моих младших сестер родилось по мальчику — и это после пяти девочек подряд! Мама, естественно, помогала с малышами и немного устала. Как раз сейчас поехала отдыхать.

Екатерина: С детьми?

Вера: Нет, в этот раз она полноценно отдохнет в компании взрослых. Мы все надеемся, что поездка пойдет ей на пользу. Мама — наша гордость! Мне кажется, что в Италии или, например, на Кавказе к мамам именно так относятся.

Екатерина: У нас в Переделкино так же относятся. Я удивляюсь, когда встречаю людей, которые потеряли связь с родителями — не звонят, не встречаются. Для меня такие люди просто не существуют!

Вера: У нас дня не проходит, чтобы мы все с мамой не связывались тем или иным образом. Я постоянно на связи, благо существует масса возможностей. И мама часто мне пишет СМС: «Ты поела? Ты тепло одета?» Она обо всех четырех дочерях и семерых внуках заботится и знает все вплоть до мелочей — наша мама постоянно в теме…

Вера Брежнева (Vera Brejneva)

Екатерина: А в отношениях с мужчинами она вас направляет?

Вера: Мнение высказать может, но навязывать его никогда не будет. И не станет заставлять кого-то подчиняться ее ощущениям. Для нее самый главный фактор — это чтобы ее дочки были счастливы. Если наши мужчины делают нас счастливыми, они становятся частью нашей большой семьи, мама совершенно искренне считает их своими сыновьями. Но если она видит, что что-то идет не так, то обязательно скажет.

Вера Брежнева (Vera Brejneva)

Екатерина: В детстве ты была с мамой откровенна?

Вера: И я, и сестры — мы всё ей рассказывали. Мама знала обо всех наших отношениях, сомнениях, проблемах, обо всем, что за день произошло. У нас был диван-раскладушка, по вечерам мы его раскладывали, располагались на нем впятером и болтали. Устраивали такие женские посиделки. Мы советовались обо всем на свете — друг с другом и с мамой. И это одно из самых лучших, самых счастливых моих детских воспоминаний. И то, что мы с сестрами до сих пор очень дружны, что мы друг за друга горой, — это в первую очередь заслуга мамы. Еще я очень любила наши совместные завтраки-обеды-ужины. Но в основном это были все-таки завтраки. Мама готовила нам самую вкусную в мире яичницу и разные каши. Мы все были сладкоежки и клали в чай по пять ложек сахара, да еще и заедали бутербродом с маслом и вареньем. Это было удивительно вкусно! А потом мы с сестрами убирали со стола. Всякий раз, когда собирались за столом все вместе, это превращалось в целый ритуал. А если приходилось есть одной — например, когда я возвращалась из школы голодная, а дома никого не оказывалось, — то не было настроения не только за стол садиться, но даже просто на тарелку еду положить! Иногда ела ложкой прямо из кастрюли, не вынимая ее из холодильника. И вот прошло много лет, и наши совместные трапезы в какой-то мере восстанавливаются. У меня некоторое время живет моя младшая сестра Настя с мужем и двумя детьми, пока в их квартире идет ремонт. Для меня это счастье. И я очень рада возможности собираться всем вместе за столом или обсудить что-нибудь, сидя на диване, как в детстве… Мы с Настей словно вернулись в то время! А уж когда мама к нам присоединяется, да еще кто-то из сестер приезжает — вот тут начинается особенный разговор! Иногда в нем и Соня участвует, ей ведь уже 12 лет. Конечно, при ней мы некоторых нюансов не обговариваем, я вообще не хочу, чтобы ребенок взрослел раньше времени

Вера Брежнева (Vera Brejneva)

Екатерина: Ты ей в Интернете сидеть позволяешь?

Вера: Я не могу сказать, что она особо ярый пользователь. Но музыку из Интернета качает и с друзьями общается. Была у нее страничка в одной из соцсетей, но оттуда стали брать фотографии и без спросу публиковать в прессе. А ведь Соня вовсе не для этого заводила страничку — у нее свой круг общения, свои друзья, свои интересы и темы! Пришлось страничку убрать, теперь она общается с друзьями другими способами, не так открыто.

Екатерина: Вер, я вот еще о чем хочу спросить… Семья семьей, но был ли у тебя человек, встреча с которым серьезно повлияла на твою жизнь? Для меня, скажем, таким человеком была Гурченко, которая меня очень многому научила — не только в творчестве, в профессии, а вообще в отношении к жизни…

Вера: Да, конечно, у меня тоже есть такой человек, это Константин Меладзе. Он привнес в мою жизнь настолько коренные изменения, что всю мою биографию имеет смысл поделить на две части: до встречи с Константином и после… Он и мои общечеловеческие понятия сформировал, и профессиональные. То, как я люблю музыку, как люблю зрителей, как отношусь к делу, — это все от него.

Екатерина: Сейчас ты сольной карьерой занимаешься… Какие-нибудь песни времен «ВИА Гры» поешь на концертах?

Вера: Только одну. А в остальном я пою то, что написано не для группы, а лично для меня, для моего сольного творчества. Некоторые песни писались с моим участием, в других случаях я была просто идейным вдохновителем… Жаль, но сама я пока не пишу. Иногда я очень печалюсь, что нет у меня такого дара! Хотя, когда на меня нахлынут сильные эмоции, бывает, прорывает на стихи. Если моя душа вдруг говорит, то непременно рифмой. Но это исключительно личные стихотворения.

Екатерина: Кому ты их посвящаешь?

Вера: Конечно, своему мужчине. Пусть они простые, зато честные и искренние… Не важно, что до моих обожаемых Цветаевой и Ахматовой мне далеко как поэту...

Екатерина: А что тебе ближе — поэзия или музыка?

Вера: Ну, музыка во мне вообще порой вызывает дрожь. Я люблю за рулем включить подходящую по настроению музыку очень громко, и тогда во мне все кипит, бурлит…

Екатерина: Вер, ты все же поаккуратнее за рулем-то…

Вера: Нет, я всегда аккуратно вожу, я не тороплюсь. Я просто еду и наслаждаюсь музыкой. У меня нестандартный подбор любимых композиций. Это может быть классика, блюз, иногда — лирика XIX века. Или, наоборот, что-то современное — ранний Стинг, или Лана Дель Рей, или Леонард Коэн — я без ума от его тембра. Еще мне очень нравится Генри Манчини со своим оркестром, и новый альбом Земфиры, и саундтрек к фильму «Джанго» — некоторыми вещами в нем наслаждаюсь… Ну и конечно же песни Константина Меладзе. Они лиричные и волнующие.

Екатерина: Да, действительно, все такое разноплановое… Но это здорово! А какие люди тебе нравятся?

Вера: Если говорить о мужчинах, то мне нравятся в первую очередь самодостаточные. Пусть даже они еще не состоялись и у них все главное еще впереди, но они должны быть цельными. Должен быть какой-то багаж, какое-то понимание жизни. Осознание, что не стоит растрачивать ее на мелочи. Еще мне нравятся легкие люди — не легкомысленные, а с легким характером. К счастью, у меня нет необходимости поддерживать отношения с неприятными мне людьми. И если я общаюсь с человеком — пусть даже единственный раз в жизни пью с ним чай, — это означает, что он мне нравится. С некоторых пор могу себе позволить выбирать.

Подпишитесь на наш
Блоги

Вера Брежнева: «Я люблю самодостаточных мужчин»

20:37, 3 апреля 2013

Автор: MarlenM

Комменты 15

Комментарий был удален

Комментарий был удален

Комментарий был удален

Комментарий был удален

Комментарий был удален

Подождите...