Забастовка Гильдии сценаристов/GettyImages.ru

Гильдия сценаристов США (WGA) объявила о завершении забастовки, которая продолжалась на протяжении пяти месяцев. Об этом говорится в соцсетях WGA.

"Гильдия достигла предварительного соглашения с Альянсом продюсеров кино и телевидения США, — говорится в посте. — Забастовка заканчивается в полночь".

Забастовка Гильдии сценаристов продлилась 148 дней, но побить рекорд самой длинной в истории забастовки 1988 года, которая продолжалась 153 дня, не удалось.

Поводом для начала забастовки стал конфликт с Альянсом продюсеров кино и телевидения: недовольство членов Гильдии вызвали снижение зарплат сценаристов на фоне роста доминирования стриминговых сервисов и использование ИИ.

14 июля к забастовке против Альянса продюсеров присоединился профсоюз голливудских актёров SAG-AFTRA. Их также не устраивают размеры авторских отчислений и неконтролируемое использование искусственного интеллекта: в частности, актёры требуют запретить использовать их образы для создания "цифровых двойников".

Из-за забастовок актёров и сценаристов на паузу было поставлено производство многих кинопроектов, а сериальная премия "Эмми" была перенесена. Пострадал также Венецианский кинофестиваль, на котором не смогли присутствовать многие звёзды.

Гильдия сценаристов США объявила о завершении забастовки

09:50, 27 сентября 2023

Комменты 0

Подождите...
T

Российский кинопродакшен всё больше выпускает проекты, где показывает нам альтернативную реальность — полную мистики, темных материй, магии, волшебства, всего того, что сложно объяснить и что пугает.


 В преддверии выхода на платформе онлайн-кинотеатра PREMIER мистического триллера "Сны Алисы" мы поговорили с актрисой Алиной Гвасалией, сыгравшей главную роль, о том, каково сниматься в таком жанре, почему не надо бояться тёмной стороны себя и чем сериал запомнился зрителям европейских кинофестивалей. 


Я из тех людей, кто вообще не смотрит мистические триллеры и ужастики, — я их боюсь. Мне хватает эмоций во время просмотра трейлеров! Но одно дело быть зрителем, а другое — находиться внутри этой истории. Каково было тебе? Это страшно?

Трейлер, кстати, страшнее, чем первая серия! Но я бы знаешь как ответила? Это было не просто страшно, это было страшно интересно! (Смеется. — Прим. ред.) Я суперэмпатичный, чувствительный и восприимчивый человек, поэтому, конечно, в моменте эта история влияла. А вообще, сериал для меня, в первую очередь, про людей, а не про мистицизм. 

Но проект точно не простой. Он же ещё какой-то своей жизнью живет. Его снимали четыре года! История, которую заложил сценарист, очень личная. А где история с большим личным подключением, там существует эгрегор. Если ты понимаешь, о чём я. И мы все под этим эгрегором работали. Там у людей дома трубы прорывало, у кого-то чего-то горело. Не с простой материей мы столкнулись. 

Тяжело ещё было держать внутреннее напряжение. Моя героиня всё время в этом состоянии. Помню, что во время съёмок в Карелии я очень плохо спала. Мне ничего не помогало: ни медитация, ни дыхательные практики. Знаешь, в какой-то момент мне даже показалось, что я вошла в изменённое состояние, где взаимодействовала с разными энергиями. И мне от неё было не очень хорошо. Потом я даже ездила на Алтай восстанавливаться. 




Тебя можно напугать? И если да, то чем?

У меня есть одна история. В прошлом году я ездила на випассану, где во время медитации столкнулась с таким явлением, как деперсонализация, — это когда ты вдруг отделяешься от своего "я" и начинаешь наблюдать за собой со стороны. Любой практик похвалил бы меня за то, что я круто поработала и смогла встать в метапозицию по отношению к своему "я". Но если честно, ощущение разделения со своей душой — это очень страшно. Когда ты понимаешь, что есть ты, а есть ещё кто-то, кто наблюдает за тобой, а за ним наблюдает кто-то третий. Я очень долго не могла заземлиться. Но после этого опыта и пережитой клинической депрессии мне уже ничего не страшно.



Как бороться со страхом?

Я думаю, что с ним не надо бороться. Если речь идет о борьбе, то это уже заведомо провал. Со страхом надо дружить. Самое главное — понять, что страх возникает от незнания: мозг боится того, чего он не знает. Если ты находишь в себе страх, нужно просто начать его исследовать. В страхе есть огромный ресурс. Как и в той же самой агрессии.



А если говорить про мистицизм? Ведь это вещи, которые мы часто не можем объяснить себе.

Безусловно. Ты знаешь, для меня мистицизм — неотъемлемая часть реальности, в которой мы все существуем. Понятно, что у него есть масса определений в разных культурах, но для меня это про изменённое состояние сознания. Глубокие переживания своего естества и воссоединения с высшим "я". Другой вопрос: как с этим обращаться, если ты боишься осознать себя за пределами своего тела и мозга? Идти в незнание, идти в себя — это очень большая работа. Это правда страшно. Поэтому многие люди, особенно с большим локусом контроля, предпочитают находиться в своих рамках, потому что это безопасно, комфортно.



Есть люди, которые любят смотреть триллеры, есть те, которые их производят. Как ты думаешь, почему люди погружают себя в условия этого жанра? 

Мы все живём из состояний и ощущений. И мы всё делаем ради определённых ощущений. Препараты, алкоголь, сигарета, вещества — всё это мы используем для того, чтобы испытывать либо заглушать какие-то ощущения. То же самое с любителями поострее и погорячее, адреналинщиками, фанатами триллеров. По себе могу сказать, что я адреналиновый наркоман. И в "Снах Алисы" я по полной программе испытала весь спектр эмоций! Другое дело, как ты будешь потом с этим справляться. 



Ты сказала, что сериал "Сны Алисы" для тебя про людей? Можешь объяснить, что именно ты имела в виду?

Да, верно, для меня он не про мистицизм, а про глубокую личную терапию. Во-первых, история взаимоотношений Алисы и ее мамы очень перекликается с моей историей. А во-вторых, в процессе длительных съемок и своего взросления я столкнулась с вопросом "А кто я есть?". Особенно после деперсонализации на випассане. Я видела отражение в зеркале, но не понимала, кто передо мной стоит. Как будто с меня сошла тысяча слоёв, которые я цепанула от своих родителей, социума. Собственно говоря, моя героиня проходит всё то же самое, только за более короткое время, чем я. Поэтому этот проект — очень глубокий, тонкий, сложный процесс движения к самому себе. 

Я точно уверена, что каждому человеку приходится сталкиваться с этим вопросом. И каждый обладает какой-то своей силой и даром. Просто мы боимся это признать. Боимся теневой стороны. Но осознав и приняв её, мы получаем доступ к огромному количеству ресурсов, энергии, и на самом деле мы способны стать творцами своей реальности, управлять энергией. Это всё может человек. 




Пока ты говорила, я подумала о том, как легко для меня сериал "Сны Алисы" перешёл из жанра мистического триллера, формы тёмной материи, во что-то более реалистичное. А всё потому, что мы, по сути, деконструировали страх.  

У меня последний вопрос. Картина участвовала во многих европейских фестивалях и получила хорошие отзывы и награды. Что её выделяло среди других работ, как думаешь?


Во-первых, проект нишевый, артхаусный, что является большим его преимуществом, на мой взгляд. Это медленное, с определенным цветкорром (цветокоррекцией. — Прим. ред.), скандинавское кино, над которым надо думать. И мне очень интересно, как он будет принят в России. 


А во-вторых, исходя из того, каким был самый популярный вопрос журналистов, а он был о моих взаимоотношениях с мамой и социумом, видимо, сериал прошёлся по основным волнующим европейское сообщество темам: буллинг, самоосознание, эмоциональное состояние, позиция изгоя. Моя героиня Алиса действительно другая, она одиночка, не понимает свою мать, а мать не понимает её. И вот это всё им было очень интересно разобрать.  

Короче, нишевость и социальщина. 



 Сериал "Сны Алисы" стартует на платформе PREMIER 

7 декабря.

Реклама. ООО Премьер. Инн 9702011190..

{"width":1600,"column_width":92,"columns_n":12,"gutter":45,"line":20}
default
true
767
1600
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: SuisseIntl; font-size: 20px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}
T

Российский кинопродакшен всё больше выпускает проекты, где показывает нам альтернативную реальность — полную мистики, тёмных материй, магии, волшебства, всего того, что сложно объяснить и что пугает. 


В преддверии выхода на платформе онлайн-кинотеатра PREMIER мистического триллера «Сны Алисы» мы поговорили с актрисой Алиной Гвасалией, сыгравшей главную роль, о том, каково сниматься в таком жанре, почему не надо бояться тёмной стороны себя и чем сериал запомнился зрителям европейских кинофестивалей.

Я из тех людей, кто вообще не смотрит мистические триллеры и ужастики: я их боюсь. Мне хватает эмоций во время просмотра трейлеров! Но одно дело быть зрителем, а другое — находиться внутри этой истории. Каково было тебе? Это страшно?




Трейлер, кстати, страшнее, чем первая серия! Но я бы знаешь как ответила? Это было не просто страшно, это было страшно интересно! (Смеётся. — Прим. ред.) Я суперэмпатичный, чувствительный и восприимчивый человек, поэтому, конечно, в моменте эта история влияла. А вообще, сериал для меня, в первую очередь, про людей, а не про мистицизм. 

Но проект точно не простой. Он же ещё какой-то своей жизнью живёт. Его снимали четыре года! История, которую заложил сценарист, очень личная. А где история с большим личным подключением, там существует эгрегор. Если ты понимаешь, о чём я. И мы все под этим эгрегором работали. Там у людей дома трубы прорывало, у кого-то чего-то горело. Не с простой материей мы столкнулись. 

Тяжело ещё было держать внутреннее напряжение. Моя героиня всё время в этом состоянии. Помню, что во время съёмок в Карелии я очень плохо спала. Мне ничего не помогало: ни медитация, ни дыхательные практики. Знаешь, в какой-то момент мне даже показалось, что я вошла в изменённое состояние, где взаимодействовала с разными энергиями. И мне от неё было не очень хорошо. Потом я даже ездила на Алтай восстанавливаться.




Тебя можно напугать? И если да, то чем?




У меня есть одна история. В прошлом году я ездила на випассану, где во время медитации столкнулась с таким явлением, как деперсонализация, — это когда ты вдруг отделяешься от своего "я" и начинаешь наблюдать за собой со стороны. Любой практик похвалил бы меня за то, что я круто поработала и смогла встать в метапозицию по отношению к своему "я". Но если честно, ощущение разделения со своей душой — это очень страшно. Когда ты понимаешь, что есть ты, а есть ещё кто-то, кто наблюдает за тобой, а за ним наблюдает кто-то третий. Я очень долго не могла заземлиться. Но после этого опыта и пережитой клинической депрессии мне уже ничего не страшно.

Как бороться со страхом?




Я думаю, что с ним не надо бороться. Если речь идет о борьбе, то это уже заведомо провал. Со страхом надо дружить. Самое главное — понять, что страх возникает от незнания: мозг боится того, чего он не знает. Если ты находишь в себе страх, нужно просто начать его исследовать. В страхе есть огромный ресурс. Как и в той же самой агрессии. 

А если говорить про мистицизм? Ведь это вещи, которые мы часто не можем объяснить себе.



Безусловно. Ты знаешь, для меня мистицизм — есть неотъемлемая часть реальности, в которой мы все существуем. Понятно, что у него есть масса определений в разных культурах, но для меня это про изменённое состояние сознания. Глубокие переживания своего естества и воссоединения с высшим "я". Другой вопрос: как с этим обращаться, если ты боишься осознать себя за пределами своего тела и мозга? Идти в незнание, идти в себя — это очень большая работа. Это, правда, страшно. Поэтому многие люди, особенно с большим локусом контроля, предпочитают находиться в своих рамках, потому что это безопасно, комфортно.

Есть люди, которые любят смотреть триллеры, есть те, которые их производят. Как ты думаешь, почему люди погружают себя в условия этого жанра?



Мы все живём из состояний и ощущений. И мы всё делаем ради определённых ощущений. Препараты, алкоголь, сигарета, вещества — всё это мы используем для того, чтобы испытывать либо заглушать какие-то ощущения. То же самое с любителями поострее и погорячее, адреналинщиками, фанатами триллеров. По себе могу сказать, что я адреналиновый наркоман. И в "Снах Алисы" я по полной программе испытала весь спектр эмоций! Другое дело, как ты будешь потом с этим справляться.

Ты сказала, что сериал "Сны Алисы" для тебя про людей? Можешь объяснить, что именно ты имела в виду?



Да, верно, для меня он не про мистицизм, а про глубокую личную терапию. Во-первых, история взаимоотношений Алисы и её мамы очень перекликается с моей историей. А во-вторых, в процессе длительных съемок и своего взросления я столкнулась с вопросом "А кто я есть?". Особенно после деперсонализации на випассане. Я видела отражение в зеркале, но не понимала, кто передо мной стоит. Как будто с меня сошла тысяча слоев, которые я цепанула от своих родителей, социума. Собственно говоря, моя героиня проходит всё то же самое, только за более короткое время, чем я. Поэтому этот проект — очень глубокий, тонкий, сложный процесс движения к самому себе. 

Я точно уверена, что каждому человеку приходится сталкиваться с этим вопросом. И каждый обладает какой-то своей силой и даром. Просто мы боимся это признать. Боимся теневой стороны. Но осознав и приняв её, мы получаем доступ к огромному количеству ресурсов, энергии, и на самом деле мы способны стать творцами своей реальности, управлять энергией. Это всё может человек.


Пока ты говорила, я подумала о том, как легко для меня сериал "Сны Алисы" перешёл из жанра мистического триллера, формы темной материи, во что-то более реалистичное. А всё потому, что мы, по сути, деконструировали страх.  

У меня последний вопрос. Картина участвовала во многих европейских фестивалях и получила хорошие отзывы и награды. Что её выделяло среди других работ, как думаешь?


Во-первых, проект нишевый, артхаусный, что является большим его преимуществом, на мой взгляд. Это медленное, с определенным цветкорром (цветокоррекцией. — Прим. ред.), скандинавское кино, над которым надо думать. И мне очень интересно, как он будет принят в России. 

А во-вторых, исходя из того, каким был самый популярный вопрос журналистов, а он был о моих взаимоотношениях с мамой и социумом, видимо, сериал прошёлся по основным волнующим европейское сообщество темам: буллинг, самоосознание, эмоциональное состояние, позиция изгоя. Моя героиня Алиса действительно другая, она одиночка, не понимает свою мать, а мать не понимает её. И вот это всё им было очень интересно разобрать.  

Короче, нишевость и социальщина.



Сериал "Сны Алисы" стартует на платформе PREMIER 7 декабря.


Реклама. ООО Премьер. Инн 9702011190. 

{"width":391,"column_width":-2,"columns_n":10,"gutter":45,"line":20}
default
true
375
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: SuisseIntl; font-size: 20px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}
Спецпроект

"Со страхом надо дружить". Алина Гвасалия о мистицизме, "Снах Алисы" и опыте съёмок в жанре триллера

erid:4CQwVszH9pWuKKXHiUq

16:46, 24 ноября 2023

Комменты 7

Аватар

Женщина, срочно выходите из роли, Вы меня пугаете.

M

Богомолов заинтригован (но все равно говорит жене, что он самый-самый умный мужчина в ее жизни)

Аватар

Очень интересно и доступно рассказала она и о своём опыте, и о сериале. Захотелось посмотреть. Тем более, картинки вообще огонь. Я сама такое во снах вижу.

Комментарий был удален

Аватар

Со страхом дружить, в нем ресурс? Ну то, что в нем ресурс, бесспорно, но со знаком минус !

Подождите...