Иллюстрация к статье

Окончание. Начало : Белая масаи. Часть первая от 22.07.2021

Белая масаи. Часть вторая от 23.07.2021

Посмотреть полностью: https://spletnik.ru/blogs/chto_chitaem/189668_belaya-masai-chast-pervaya

 https://spletnik.ru/blogs/chto_chitaem/189671_belaya-masai-chast-vtoraya

Четыре года прожила Коринна Хофманн в Кении, влюбившись в воина племени масаи и выйдя за него замуж. Ее документальное повествование "Белая масаи" стало мировым бестселлером. По ее сценарию в 2005 году был снят фильм «Белая масаи». Отрывки из этой захватывающей книги:

СТРАХ ЗА РЕБЕНКА

Я то и дело теряла сознание. Открыв глаза, я увидела склонившиеся надо мной шесть или восемь морщинистых лиц. То были старейшины, мужчины и женщины. Каждый из них растирал мне живот и что-то бормотал. Мама поднесла к моим губам стакан с жидкостью, которую следовало выпить одним залпом. Напиток был обжигающе острым, и мое тело охватила дрожь. В тот же момент я почувствовала два-три подергивания в животе и испуганно схватилась за него. Когда я поняла, что мой ребеночек жив, меня пронзила сильнейшая воля к жизни.

Вдруг я услышала гул двигателя, не автомобильного, а от самолета. Пастор Джулиани пришел и сказал, чтобы я взяла только самое необходимое и скорее села в самолет, потому что взлетная полоса будет освещена недолго. Белый пилот помог мне забраться в самолет. Он махнул моему мужу, приглашая его на борт. Лкетинга стоял внизу и беспомощно смотрел на нас. Он хотел полететь со мной, но не мог преодолеть свой страх.

В госпитале меня ждал швейцарский врач. Я понимала, какая я грязная. Когда я извинилась за это, врач отмахнулся и сказал, что в данный момент у нас есть проблемы поважнее. Он осмотрел меня осторожно, без инструментов. Наконец, он отпустил меня, подтвердив, что ребенок жив. Но для восьмого месяца он слишком маленький и слабый, у меня тяжелая анемия и из-за малярии и мне срочно нужна донорская кровь.

При мысли о чужой крови в Африке во времена СПИДа мне стало страшно, врач посерьезнел и уверенно сказал, что мне нужно выбирать между этой кровью и неминуемой смертью. Сначала мне сделали укол, затем поставили внутривенную инъекцию на левую руку. Тут в палату вошла швейцарская врач и принесла пакетик с кровью. Ободряюще улыбаясь, она сказала, что нашла последнюю порцию швейцарской консервированной крови моей группы. Кроме того, большинство белых медсестер готовы стать моими донорами.

НАПИРАИ

Моя девочка родилась. На свет появилась здоровая девочка весом 2 килограмма 960 граммов. Я была счастлива. Она была такая же красивая, как ее отец, и я решила, что мы назовем ее Напираи.

В пять утра я проснулась от адской боли между ног. Мне дали болеутоляющее. В восемь утра я с трудом дотащилась до детской комнатки, чтобы посмотреть на своего ребенка. С трудом найдя дочку среди других младенцев, я увидела, что она плачет от голода. Мне нужно было ее покормить, но это оказалось непросто. Я не могла выдавить ни капли молока. К вечеру я мои груди стали твердыми, как камень, и ужасно болели, а Напираи постоянно плакала. Черная медсестра обругала меня, сказав, что я плохо стараюсь. Наконец, ко мне подошли две женщины самбуру и "доили" мои груди почти полчаса, пока из них не полилось первое молоко.

Вечером пришел мой любимый. Утром он по радио услышал о рождении нашей дочери и сразу отправился пешком в Вамбу. С праздничной прической и с красивым раскрасом он выглядел великолепно. Он радостно поздоровался со мной. Он принес мне мясо и великолепное платье. Счастливый, он взял дочь на руки и подошел с ней к окну, в которое светило солнце. Она смотрела на него с любопытством, и он уже не хотел выпускать ее из рук. Таким радостным я его давно не видела. Я была тронута и знала, что теперь все будет хорошо.

МЫ ССОРИМСЯ

В полдень я пошла в миссию, чтобы показать пасторам дочку. Пастор Джулиани последний раз видел ее в Вамбе, а пастор Роберто вообще ее ни разу не видел. Они оба очень обрадовались моему приходу. Узнав, что мой муж ушел по делам, он пригласил меня на обед. Меня угостили домашними лепешками и салатом. Как же давно я не ела салат!

Мы как раз закончили ужин, как внезапно появился мой муж. Тотчас же возникло напряжение: "Corinne, why do you eat here and not wait for me at home? (Коринна, почему ты ешь здесь, а не ждешь меня дома?)" Он забрал Напираи и ушел. Я поспешно поблагодарила миссионеров за ужин и поспешила за Лкетингой. Напираи стала плакать. Когда мы пришли домой, он отдал мне ее со словами: "What do you have made with my baby, now she cries only, when she comes to me! (Что ты сделала с моим ребенком? Теперь, когда я беру ее, она всегда плачет!)" Вместо ответа я спросила, почему он так рано вернулся. Он усмехнулся: "Because I know you go to other men! (Потому что я знаю, что, когда меня нет, ты ходишь к другим мужчинам!)" Выведенная из себя постоянными упреками, я сказала, что он сошел с ума. "Why do you tell me I'm crazy? You tell your husband, he is crazy? I don't want see you again! ("Почему ты говоришь, что я сошел с ума? Ты говоришь своему мужу, что он сумасшедший? Я больше не хочу тебя видеть!)" — воскликнул он, схватил свои копья и вышел из дома. Я не понимала, почему он постоянно обвиняет меня в изменах. Потому что у нас долго не было секса? Но я ведь не виновата в том, что болела.

В отчаянии я схватила Напираи и пошла к маме. Обливаясь слезами, я с грехом пополам объяснила ей нашу ситуацию. Она заметила, что это нормально, что мужчины ревнуют, просто не надо их слушать. Я разрыдалась еще сильнее. Мама стала ругать меня и сказала, что у меня нет повода для слез, ведь муж меня не бил.

ОТЧАЯННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Рано утром трое мужчин подошли к нам со стороны реки и спросили, нельзя ли купить пива. Я ответила отрицательно. Появился мой муж и спросил у мужчин, что им нужно. Я передала ему их вопрос, и Лкетинга злобно сказал, что, если в будущем им что-то понадобится, пусть спрашивают не у меня, а у него, потому что он мужчина и все решает. Я спросила, почему он так с ними разговаривал, но он лишь злобно рассмеялся и сказал: "I know why these people come here, not for beer, I know! If they want beer, why they don't ask me? (Я знаю, зачем эти люди приходят сюда — уж точно не за пивом. Если им нужно пиво, почему они не спросят у меня?)"

Прошло совсем немного времени, и он распахнул дверь, вытащил меня из постели и потребовал назвать имена тех, с кем я спала. Теперь-то он был уверен: Напираи вовсе не его дочь. С каждым его словом моя измотанная любовь к нему умирала. Я его больше не понимала. Наконец, он вышел из маньятты, крикнув напоследок, что больше не вернется и найдет себе жену получше.

Мы ссорились все чаще, и я поймала себя на мысли, что не хочу прожить так до конца своих дней. Я понимала, что здесь у нас шансов выжить нет. Деньги утекали как песок сквозь пальцы. Подозревая в каждом мужчине моего любовника, муж выставлял меня на посмешище. Однако я понимала, что, если оставлю его, он заберет у меня дочь. Он любит ее не меньше меня, и по закону она принадлежит ему, то есть его матери. Значит, увезти ее отсюда нет никакой возможности. Я стала отчаянно думать, как спасти наш брак, потому что знала, что без Напираи никуда не поеду.

Мною овладевали самые противоречивые чувства. С одной стороны, больше всего на свете мне хотелось построить с главной любовью своей жизни крепкую семью, а с другой, из-за недоверия Лкетинги моя любовь постепенно умирала. Иногда к нам приходили мужчины, рассматривали мою маленькую, восьмимесячную дочку и обсуждали с Лкетингой возможность будущей женитьбы. Я бесилась, а он благосклонно принимал их предложения. Я пыталась всячески препятствовать таким визитам. Наша дочь выйдет замуж за человека, которого будет любить! Я не собиралась продавать ее старику в качестве второй или третьей жены. Женское обрезание тоже часто становилось предметом наших ссор. Тут я неизменно наталкивалась на непонимание со стороны мужа.

ПРОЩАЛЬНОЕ ПИСЬМО

Дорогой Лкетинга! Надеюсь, ты сможешь простить мне это: я не вернусь в Кению. Три с половиной года назад я любила тебя так сильно, что была готова жить с тобой в Барсалое. Я подарила тебе дочь. Но в тот день, когда ты сказал, что этот ребенок не от тебя, мои чувства изменились. Ты тоже это заметил.

Я никогда не хотела другого мужчины и никогда тебя не обманывала. Но мой мир и твой слишком разные, хотя я думала, что однажды мы окажемся в одном мире. Сейчас ты меня не поймешь, но через некоторое время и ты увидишь, что можешь быть счастлив с другой женщиной. Только женись на этот раз на женщине самбуру, а не на белой, мы слишком разные. Когда-нибудь у тебя будет много детей.

Я забрала Напираи потому, что она — единственное, что у меня осталось. Кроме того, я знаю, что у меня больше никогда не будет детей. Отсюда я буду тебе помогать, чем смогу. Аренда магазина оплачена до середины декабря. Автомобиль я тоже тебе дарю и прилагаю к этому письму доверенность. Если захочешь продать машину, то получишь еще по меньшей мере 80 тысяч шиллингов. Но постарайся найти хорошего человека, который тебе поможет. Тогда ты будешь богат.

Пожалуйста, прости меня! В Кении я бы умерла, и я не думаю, что тебе этого хочется. Коринна.

Коринна Хофманн сейчас живет со своей дочерью в Швейцарии. Она развелась со своим кенийским мужем, но поддерживает его семью материально. За свою книгу она получила более $300 тысяч. По ее сценарию в 2005 году был снят фильм «Белая масаи», который заработал в прокате около $25 миллионов.

Источник: Журнал "Огонёк" №3 от 24.01.2011

Блоги

Белая масаи. Часть третья

22:29, 23 июля 2021

Автор: La-laland

Комменты 108

Слабоумие и отвага.

Лежит после родов с удаленной маткой как я поняла, и тут приходит муж с "великолепной" прической и раскрасом и все мадам поплыла. Какое счастье)

Ну и дура, что тут скажешь. Можно только посочувствовать ее дочери и родителям. Представляю, что они пережили, когда дочь в племя сбежала.

Проблема была не в том что Лкетинга был масаи.Коринна приняла их образ жизни и подклрректировала под свой.Т.е. они жили в племени,но в более-менее нормальном доме,с кроватью и многими относительнвми удобствами для европейки.Купила машину и открыла магазинчик,который очень даже окупался.Там был аншлаг.Основная проблема была в том что Лкетинга был туповат.Его мозг был очень негибкий и до него очень медленно доходило.Он и не желал даже учиться считать.Со многими масаи,даже безграмотными,у Коринны часто получалось гораздо более качественное общение.И с братом Лкетинги,который ходил в школу.И с другом Лкетинги,который не ходил в школу,но был сообразительным.Масаи,они так-то тоже очень разные(А я вообще в менталитет не верю).Зато пустых амбиций и тщеславия(как и у каждого недалекого человека) было много.Он хотел быть главой семьи и ее кормильцем,но не хотел ничего для этого делать(хотя был способен.Машину водить научился).Был очень ленив.Постоянно катал Коринне истерики что она сделала что-то не так и страшно бесился когда заговаривали сначала с Коринной,а потом с ним.Этим распугивал покупателей.Когда,переехав на побережье,он стал откровенно хамить покупателям,терпение Коринны было на пределе,тк надо было за что-то жить,а Лкетинга упорно не видел взаимосвязь с деньгами и успехом магазина.Потом Лкетинга одел европейскую одежду и то ли у Коринны спал окончательно весь масайский шарм Лкетинги,то ли он ее просто задолбал,но она его бросила.И,как по мне,правильно слелала.Не стоит терпеть плохого мужа.Неважно кто он - масаи или нет.

Проблема была не в том что Лкетинга был масаи.Коринна приняла их образ жизни и подклрректировала под свой.Т.е. они жили в племени,но в более-менее нормальном доме,с кроватью и многими относительнвми удобствами для европейки.Купила машину и открыла магазинчик,который очень даже окупался.Там был аншлаг.Основная проблема была в том что Лкетинга был туповат.Его мозг был очень негибкий и до него очень медленно доходило.Он и не желал даже учиться считать.Со многими масаи,даже безграмотными,у Коринны часто получалось гораздо более качественное общение.И с братом Лкетинги,который ходил в школу.И с другом Лкетинги,который не ходил в школу,но был сообразительным.Масаи,они так-то тоже очень разные(А я вообще в менталитет не верю).Зато пустых амбиций и тщеславия(как и у каждого недалекого человека) было много.Он хотел быть главой семьи и ее кормильцем,но не хотел ничего для этого делать(хотя был способен.Машину водить научился).Был очень ленив.Постоянно катал Коринне истерики что она сделала что-то не так и страшно бесился когда заговаривали сначала с Коринной,а потом с ним.Этим распугивал покупателей.Когда,переехав на побережье,он стал откровенно хамить покупателям,терпение Коринны было на пределе,тк надо было за что-то жить,а Лкетинга упорно не видел взаимосвязь с деньгами и успехом магазина.Потом Лкетинга одел европейскую одежду и то ли у Коринны спал окончательно весь масайский шарм Лкетинги,то ли он ее просто задолбал,но она его бросила.И,как по мне,правильно слелала.Не стоит терпеть плохого мужа.Неважно кто он - масаи или нет.