Иллюстрация к статье

Продолжение. Начало: Белая масаи. Часть первая от 22.07.2021

Коринна Хофманн родилась в 1960 году в городе Фрауэнфельд, кантон Тургау (Швейцария). Ее мать — француженка, отец — немец. Сейчас она живет со своей дочерью в Швейцарии и работает продавцом-консультантом в сфере стоматологии. За это время она развелась со своим кенийским мужем, но по-прежнему поддерживает его семью материально. Свою книгу она посвятила своей дочери Напираи. Отрывки из этой захватывающей книги:

 НОВАЯ ЖИЗНЬ

Поздним вечером я попрощалась с Присциллой и вернулась в ее бывшую хижину. Снаружи стрекотали сверчки. Мне вспомнилась Швейцария, мама, мой магазин и повседневная жизнь в Биле. Какие же разные эти два мира! Несмотря на всю простоту местной жизни, люди здесь выглядели более счастливыми. Эта мысль меня успокоила.

Внезапно дверь отворилась, и на пороге возник Лкетинга. "Hello, how are you? You have eat meat?" — спросил он. В его глазах я прочла заботу и нежность, и желание вспыхнуло во мне с новой силой. В свете керосиновой лампы он выглядел великолепно. Я взяла его тонкую прохладную руку и крепко прижала ее к лицу. В это мгновение я чувствовала себя связанной с этим совершенно чужим для меня мужчиной и знала, что люблю его.

Ночью у меня сильно заболел живот, и я стремительно выскочила на улицу. Дверь хижины отворилась со страшным скрипом, и я подумала, что разбудила всю деревню. Я поспешила к "куриному туалету", последние несколько метров преодолела одним прыжком.

Следующий день я провела с Присциллой. Мы собирались заняться стиркой, а Лкетинга решил поехать на побережье, чтобы узнать, в каких отелях состоятся танцевальные представления, в которых он мог бы принять участие.

Наполнив свою канистру водой, я постаралась дотащить ее до хижины. Я всегда считала себя крепкой женщиной, но эта задача оказалась мне не по силам. Присцилла ловко водрузила канистру себе на голову и непринужденно направилась к лачуге. Ручная стирка в ледяной воде, отягченная швейцарской обстоятельностью, скоро оставила следы на костяшках моих пальцев. Через некоторое время они стерлись до крови, вода стала больно обжигать. Все ногти поломались. Я валилась с ног от усталости, у меня невыносимо болела спина, и Присцилла закончила стирку за меня.

Я начала думать, чем бы мне заняться здесь, в Кении. При столь скромном образе жизни много денег здесь не требовалось, но мне было необходимо иметь занятие и постоянный доход. Тогда у меня родилась идея открыть в одном из отелей магазин. Присцилла сказала, что для осуществления этого плана мне нужно получить разрешение на работу или выйти замуж. Я спросила у Лкетинги, как он смотрит на то, чтобы жениться на мне. Он отреагировал сдержанно. Вполне резонно он пояснил, что у меня в Швейцарии хороший магазин и что мне лучше оставить его при себе, а в Кению приезжать два-три раза в год "в отпуск". Он, Лкетинга, всегда будет мне рад!

Я рассердилась. Я была готова бросить все, что у меня было в Швейцарии, а он предлагал приезжать в отпуск! Он заметил мое разочарование и добавил, что плохо меня знает, а с моей семьей и вовсе незнаком. Подумать следует и мне. Я только сказала: "Лкетинга, если я что-то делаю, то до конца, а не наполовину". Или пусть скажет, что чувствует ко мне то же, что и я к нему, или я постараюсь забыть все, что между нами произошло.

МАШИНА

Через две недели я поняла, что на столь скудной пище долго не продержусь. Я сильно похудела, все юбки стали мне велики. Я была уверена, что хочу остаться здесь, но умирать с голоду не собиралась. У меня не было туалетной бумаги, бумажные салфетки заканчивались. К методу самбуру подтираться камнем я не могла привыкнуть при всем желании.

Я приняла решение: нужно купить автомобиль, чтобы ездить за покупками. В Маралале я нашла старый "лендровер". Переключать передачи было очень трудно, тормоза срабатывали с запозданием. Загрузив машину продуктами, я поехала домой. Я выбрала короткую лесную дорогу, иначе мне не хватило бы бензина.

Вдруг посреди дороги возник Лкетинга в сопровождении двух воинов. Он пригласил их в машину, и мы поехали к маньятте. Вскоре припаркованную машину окружили стар и млад. Лкетинга решил первую ночь провести в машине, и хотя я несколько иначе представляла себе нашу встречу, возражать не стала, потому что его глаза светились гордостью.

СПОР О МНОГОЖЕНСТВЕ

Лкетинга сказал, что его беспокоит тот факт, что после нашей свадьбы он не сможет взять еще одну жену. Эти слова больно ранили меня. Я представила, как он будет жить со мной и еще с одной или двумя женами, и едва не задохнулась от ревности.

Пока я об этом думала, он сказал, что не женится на мне, если я не разрешу ему позднее жениться традиционным образом на женщине самбуру. Мое терпение лопнуло, и я расплакалась. Он испуганно посмотрел на меня и спросил: "Corinne, what's the problem? (Коринна, что случилось?)" Я попыталась объяснить ему, что у нас, белых, так не принято и что совместную жизнь я представляю себе иначе. Он рассмеялся, обнял меня и даже поцеловал в губы. "No problem, Corinne. Now you will get my first wife (Нет проблем, Коринна, ты будешь моей первой женой)". Он сказал, что хочет иметь много детей, не меньше восьми. Я ответила, что хочу не больше двух. В том-то и дело, сказал мой воин, поэтому и будет лучше, если у него появятся дети и от другой жены. И вообще он не знает, могу ли я иметь детей, а без детей мужчина ничего не стоит. Этот аргумент показался мне разумным. Я и сама не знала, смогу ли родить ему ребенка, ведь до приезда в Кению эта тема меня не волновала. Мы поговорили, и я согласилась на следующее: если через два года я не рожу ему ребенка, он может жениться еще раз.

Мы провели чудесную ночь любви, в течение которой я впервые испытала с ним оргазм. Он испуганно зажал мне рот и спросил: "Corinne, what's the problem? (Коринна, что случилось?)" Переведя дух, я объяснила, что испытала оргазм. Он этого не понял, недоверчиво рассмеялся и пришел к выводу, что такое бывает только у белых. Уставшая и счастливая, я, наконец, заснула.

 МЫ ЖЕНИМСЯ

26 июня 1988 года мы поженились. Церемонию провел приятный чиновник, сначала на английском, затем на суахили. Все прошло гладко, если не считать того, что в решающий момент мой любимый молчал и не произносил "Yes" до тех пор, пока я со всей силы не наступила ему на ногу. После этого мы подписали акт. Лкетинга взял мой паспорт и сказал, что теперь мне нужен кенийский паспорт, потому что моя фамилия Лепарморийо. Офицер сказал, что это нужно уладить в Найроби, так как Лкетинга все равно должен обеспечить меня постоянной пропиской. С большим трудом я уговорила Лкетингу сходить со мной в офис в Найроби. Когда я увидела лифт, то сразу поняла, что меня ждет. Лкетинга в ужасе посмотрел в пустую кабину. Я попыталась ему объяснить, что с помощью этого ящика мы поднимемся на двенадцатый этаж. Лкетинга отказывался заходить и боялся подниматься наверх. Наконец, он, вытаращив глаза, вошел в кабину.

После беседы с чиновницей я получила свой паспорт с новой печатью. Я могу остаться в своей любимой Кении!

 

МАГАЗИН

Через неделю после свадьбы мы поехали в Маралал, чтобы оформить лицензию на магазин. Я заказала восемь тысяч килограммов кукурузной муки и полторы тысячи килограммов сахара, для здешних мест целое состояние. Когда я собиралась оплатить товар, Лкетинга прижал охапку купюр к себе и заявил, что я отдаю слишком много денег. Он хотел все контролировать и при этом даже не умел считать. Он стал раскладывать деньги по кучкам, и никто не понимал, чего он хочет. Я терпеливо уговаривала мужа, и в конце концов он отдал деньги мне. Я снова все пересчитала у него на глазах.

К вечеру грузовик был заполнен. Хрупкий товар, то есть минеральную воду, кока-колу и фанту, я погрузила в "лендровер" вместе с помидорами, бананами, хлебом, маргарином, чаем и другими продуктами. Лкетинга сел в грузовик, так как небезосновательно опасался, как бы товар не исчез по дороге.

С девяти утра и до самого закрытия магазин был забит покупателями. Ящики с минеральной водой, кока-колой, фантой и спрайтом стремительно опустошались. Многие воины или юноши часами простаивали в магазине или перед ним и беседовали друг с другом. Женщины и девочки сидели в тени магазина. К нам пришли жены ветеринара, врача и учителя и закупили по несколько килограммов картофеля и фруктов. Все радовались, что я открыла такой замечательный магазин.

К концу второго дня я знала уже все цифры на масайском языке. В тот день пасторы Джулиани и Роберто впервые заглянули к нам и выразили свое восхищение, чем очень меня поддержали. Я спросила, нельзя ли мне хранить выручку у них, потому что я никак не могла придумать, где спрятать столько денег. Джулиани дал свое согласие, и теперь каждый день после закрытия магазина я проходила мимо миссии и оставляла там набитый деньгами конверт.

Вечером меня зазнобило, а ночью мое состояние ухудшилось. Вдруг это снова малярия? При подозрении на малярию следовало принять три таблетки, но в случае беременности было необходимо посоветоваться с врачом. О Боже, больше всего на свете я боялась потерять ребенка. Утром меня разбудили доносившиеся снаружи голоса. Перед моей маньяттой уже стояли четыре женщины. Они спросили, когда откроется магазин. Преодолевая себя, я потащилась в магазин.

Окончание следует.

Источник: Журнал "Огонёк" №3 от 24.01.2011

Обновлено 23/07/21 21:42:

Начало : Белая масаи. Часть первая от 22.07.2021

https://spletnik.ru/blogs/chto_chitaem/189668_belaya-masai-chast-pervaya

 

Окончание:Белая масаи. Часть третья от 23.07.2021

https://spletnik.ru/blogs/chto_chitaem/189680_belaya-masai-chast-tretya

Блоги

Белая масаи. Часть вторая

08:56, 23 июля 2021

Автор: La-laland

Комменты 127

Мы с ребёнком, тогда 6 лет, были у масаев - я пришла в ужас, а ребёнок .... в восторг. Дикий! До сих пор "эээх, сейчас бы к масаям!". Подарок масаев, палка, хранится рядом с кроватью. "Вождь сказал беречь и никому не отдавать!" Уборка в комнате - сначала перекладывается палка в безопасное место, потом можно убирать...

Коринна - ненормальная мазохистка. ) Отхватить дикаря, который не знал, что такое лифт и подтирал зад камнем....м-да...Более и говорить нечего! )

Присцилла - такая рассудительная девушка! Интересно прочесть книгу и описание других масаев, они все же в большинстве ближе к Присцилле или Лкетинге по развитию

Так ее еще беременную европейский мессионер силком затолкал в самолет и отправил рожать в цивилизации. Сама она загибалась от потери сил и анемии , но инстинкт самосохранения спал - после родов вернулась опять. Ну не кукуха ли здесь отъехала? Родные отговаривали и просили остаться. Мне кажется здесь еще мысли о собственной исключительности что ли, и невьебенности ее чувств грели самомнение

Упоротая баба.