"Сейчас я пишу обнажённую женскую натуру. Я начал эту картину несколько дней назад и прошлой ночью почти закончил, но она доставляет мне столько хлопот. Она меня не устраивает...

Я весь в краске, сейчас она на всех моих футболках. Потому что в последнее время я пишу каждый день, каждый вечер. Когда у меня есть время отдохнуть после записи телепередачи или съёмок фильма, я люблю запереться в мастерской и писать картины до глубокой ночи.

Вот это полотно, с животными, я закончил за несколько часов. Оно появляется в моём фильме «Ахиллес и черепаха». Это портрет улыбающегося ребенка. А вот на этой картине подбородок мальчика чуть дрожит. Это голова Дали, а вот тут — портрет Саддама Хусейна во всех красках, мне нравится его лицо.

Еще меня завораживает символика чисел, поэтому недавно я начал работать над этой картиной, посвящённой числу «пятьдесят».

Хотя у моих картин нет названий. Это не загадка, просто вот так. С чего бы им как-то называться? Для меня скорее наоборот, настоящая загадка — то, что у картин бывают названия. Почему они непременно должны как-то называться? Я рисую не только животных и насекомых.

Я рисую всё, что угодно: сцены, которые кто-то сочтёт наивными, метафорическими и совершенно абсурдными, деревенскую жизнь, сельских жителей, блюдо с окономияки (чем-то вроде японской пиццы), глупых японцев — всё подряд, что только взбредёт мне в голову. Меня это забавляет.

Иногда прямо посреди ночи у меня возникает желание рисовать — из-за какого-то образа или сцены, увиденной во сне. Я встаю и принимаюсь за работу. Когда картина закончена, я понимаю, что она не имеет ничего общего с изначальным замыслом. И ложусь спать. А наутро я смотрю на то, что написал, и вздрагиваю: «Что ж это такое-то?»

Почему я пишу? Не знаю, вот так сразу ничего не приходит в голову. Мне всегда нравилось писать, рисовать. Только в детстве, когда мне удавалось взять откуда-то карандаши или краски, мать отбирала их. Подростком я любил западную живопись, великих европейских художников, в частности эпохи Возрождения — например, Леонардо да Винчи, работы которого мне посчастливилось увидеть в красивых книгах по искусству. Меня также привлекали картины Матисса и Пикассо. И еще чистейший стиль Кокто.

Я снова начал много писать после аварии. Именно в течение долгих месяцев восстановления меня вновь охватила жажда рисования. Тогда я, прежде всего, стал меньше пить, чтобы быть в состоянии полностью посвятить себя живописи.

После аварии я отменил все свои планы, отказался от съёмок, мне пришлось взять паузу на несколько месяцев. Пока я выздоравливал, мне было совершенно нечем заняться. Скука одолела меня настолько, что я стал рисовать, чтобы убить время.

Главной задачей художника всегда было отразить увиденное как можно реалистичнее — или, наоборот, как можно абстрактнее, не правда ли? А для меня живопись — это прежде всего способ времяпрепровождения. Хотя она всегда была моей страстью. Я сейчас говорю не о страсти моего отца, который был краснодеревщиком, а потом маляром и целыми днями перекрашивал фасады домов, практикуясь для этого на двери нашего дома. Как бы то ни было, теперь уже очевидно, что моё отношение к искусству в целом и живописи в частности далеко от серьёзного.

Я считаю, что для моего восприятия сюжета фильма рисунки и картины гораздо важнее, чем текст. Как правило, на рабочие записи режиссёра влияет повседневная жизнь — в них отражаются новости, последние события, общие воспоминания, знакомства — иногда с книгами, — и даже порой грёзы или кошмары... Но со мной всё происходит иначе. Записи к фильмам зачастую начинаются для меня с набросков, эскизов, рисунков, изображающих главных героев. Бывает, что и прямо перед съёмками я. рисую или пишу, чтобы лучше прочувствовать все подробности определённой сцены, истории... Я считаю, что живопись — это средство, с помощью которого можно передать то, что не выразить словами. В «Фейерверке» я использовал несколько своих картин вместо слов моего персонажа Хорибэ, прикованного к инвалидному креслу, который пишет так, будто заклинает судьбу, воображая путешествие своего друга Ниси и его жены. С помощью картин Хорибэ продолжает разговор с ними. Так как я считаю немного скучным минимализм икебаны, для которой достаточно одного цветка и простой вазы, мне в голову пришла идея написать для «Фейерверка» серию картин, где определённый цветок связывается с определённым животным. Так, подсолнух превратился у меня в морду льва, ещё один цветок стал головой пингвина... Еще я нарисовал все эскизы, написал все картины, которые появляются в «Ахиллесе и черепахе» — все работы моего персонажа, и в детстве, и в тринадцать лет, и в зрелом возрасте. Мне кажется, что высшая мечта режиссёра — самому проработать каждую деталь своего фильма. Так как в моём случае это невозможно, я использую свои картины как вещественные доказательства. Думаю, это происходит от моего глубинного желания самому нарисовать свои фильмы.

Вообще-то я — правша, но, как ни странно, иногда рисую левой рукой, как ребёнок.

История искусств зачаровывает меня: переход от одного течения к другому, иногда даже без перерыва, от реализма к импрессионизму, потом к кубизму, сюрреализму... Это развитие кажется мне таинственным и совершенно необычайным. Порой не происходит ничего. Пауза между двумя течениями, будто всё замерло в ожидании. А потом наконец-то возникает что-то новое.

Я люблю рисовать и писать красками. Мне всегда нравилось рисовать. Вот уже лет десять я пишу почти каждый день, трачу на это большую часть времени перед сном. Когда мне не спится, я рисую, пишу. Зачастую уже через несколько часов мне удаётся нанести последний мазок на холст. Иногда я заканчиваю полотно за одну ночь. Есть у меня и маленькие наивные картинки на клочках бумаги. Мне нравится их рисовать. А еще я обожаю чиркать наброски, какие-то детали, которые совершенно бесполезны, вообще ни к чему, но мне забавно. Для меня это что-то вроде ракугаки (традиционных рисунков).

Работая над «Банзай, режиссёр!», я вдохновлялся техникой Пауля Клее и Пикассо, которые рисовали и писали как маленькие. Они оба откладывали на время свои взрослые замыслы, эмоции, живописную технику и творили по-детски, будто играя. Я восхищаюсь Паулем Клее. Он был одной из знаковых фигур Баухауса. Нацисты считали его «дегенератом», а на мой взгляд, он великий художник. В своих картинах он связывает абстрактные элементы без внутреннего содержания с другими, более символичными. Есть в его творчестве что-то от сновидений, и этим оно меня очень трогает. Его живопись говорит с духом напрямую, так как она не показывает ничего. Некоторые критики называли Клее примитивным художником, как Сати, который сочинял простенькие мелодии, построенные на повторах. Но, на мой взгляд, Клее — великий художник. Прежде всего, он создал особую технику: он писал инстинктивно, безо всяких раздумий, под влиянием ребёнка, живущего внутри него, того, кем он, возможно, и остался.

Из «Дневника» (1957) того же Пауля Клее: «Ничто в этом мире не может захватить меня, ведь я существую как среди мёртвых, так и среди тех, кто не был рождён. Чуть ближе к сердцу творчества, чем это принято. И всё же ещё слишком далеко».

Еще я высоко ценю творчество молодой японской художницы, которая называет себя Токиоко. Она работает в совершенно ином жанре, находя вдохновение в своем окружении и поп-культуре, этой смеси безумной истерии и упоения самовлюбленностью. Знаменитый режиссёр Этан Коэн, один из братьев Коэнов, помог ей организовать первую выставку в США, в одной из галерей Нью-Йорка.

Надеюсь, что в будущем у меня появится больше времени для живописи. И что я ещё смогу подняться над собой. Хотя я знаю, что никогда не смогу сравниться с Матиссом, Кокто или японским художником Лэйдзи Мацумото.

Писать, рисовать совсем не просто. Особенно когда отдаешь себе отчёт в своих недостатках. Я знаю, что многие мои картины, рисунки, наброски совершенно бессмысленны. Друзьям они кажутся забавными или скорее странными, и они совершенно правы. Галереи уже предлагали мне выставлять и продавать мои рисунки, но до недавнего времени меня это не слишком привлекало. Во Франции, скажем, лет пятнадцать назад, когда на фестивале в Авиньоне центральной темой была «Красота», мне предложили выделить там место, чтобы я представил своё видение красоты. Но этот проект так и не осуществился, хотя организаторы всё же отдали мне дань уважения. Затем, кажется в 2001 году, несколько моих работ были показаны в Париже, в Фонде современного искусства Картье, в рамках выставки, посвящённой японскому художнику и скульптору Такаси Мураками.

Сейчас я готов показать всё, от худшего до самого лучшего, подлинного Такеши, свои промахи, глупости, грязь, ахинею... Свою коллекцию отбросов.

Зрители,  возможно, они единственные, кто способен оценить эти работы, — так пусть узнают, кто я на самом деле. Потому что, на мой взгляд, европейцы меня переоценивают.

Обновлено 20/07/19 06:54:

Обновлено 20/07/19 06:58:

Обновлено 20/07/19 07:02:

Обновлено 20/07/19 07:28:

Обновлено 20/07/19 07:36:

Обновлено 20/07/19 07:38:

Подпишитесь на наш
Блоги

Китано Такаси (Такеши Китано) :" Живопись — царство моей фантазии "

07:16, 20 июля 2019

Автор: forby

Комменты 27

Аватар

Спорный он конечно человек (как «токсичный Хемингуэй» хаха), но талантливый!

Аватар

Очень понравились картины! С орлом особенно)

Аватар

Вот прямо отторжение вызывает... Такеши часто приглашают на всякие японские шоу для комментирования тех или иных новостных сюжетов. И могу сказать, что не люблю я его. В интервью вроде правильные вещи говорит, а вот так по факту, очень зло, мелочно, высокомерно и не деликатно о людях отзывается. Помню одну его программу, где он спортсменов обсуждал... Так назвал Юзуру Ханю "пидором" прямо в прямом эфире, так что даже соседние азиатские страны даже сюжеты делали... Другую спортсменку, кажется, Миками, по прыжкам в воду сравнил с трансом и что ей бы не помешали пластические операции... Фу, просто.

A

Китано гений, не побоюсь этого слова

L

Прекрасный пост, спасибо! А куда делся пост про Николь Кидман? Кто удалил, не успела дочитать

Подождите...

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Компания Huawei представила линейку смартфонов нового поколения, в которую вошли базовый Pura 70, а также Pura 70 Pro и Pura 70 Ultra. Новинку уже оценили в Китае — во флагманском магазине их разобрали всего за несколько минут после того, как были открыты продажи. Но почему же Pura 70 так популярен?

Главное достоинство — ультракамера с захватом большого количества света, точной фокусировкой и оптической стабилизацией. Высокоскоростная и макросъёмка позволят сделать яркие кадры даже в сложных условиях — например, в путешествии или на вечеринке.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Для всех контентмейкеров и блогеров смартфон тоже просто незаменим: он поддерживает такие режимы, как замедленная съёмка, интеллектуальный угол обзора, панорама, дополненная реальность и другие.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Благодаря механизму переменной апертуры f/1.4—4.0, на камеру Pura 70 получаются отличные снимки в любое время суток. Этот механизм действует примерно так же, как зрачок человеческого глаза, — сужается, когда светло, и расширяется при недостаточном освещении.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
У Pura 70 удобный размер: высота — 157,6 мм, ширина — 74,3 мм, а вес — около 200 г/Фото: Huawei
У Pura 70 удобный размер: высота — 157,6 мм, ширина — 74,3 мм, а вес — около 200 г/Фото: Huawei

Рассматривать фото тоже удобно — благодаря экрану 6,6 дюйма, который выполнен по технологии OLED LTPO с адаптивной частотой обновления от 1 до 120 Гц, изображение будет ярким и чётким.

Смартфон оснащён износостойким стеклом Kunlun Glass, которое не бьётся даже при падении с высоты человеческого роста. Поэтому, если вы уронили смартфон, пока снимали для блога или на ходу читали новости про звёзд, у него большие шансы уцелеть. А если вы случайно засунули его в микросумку или карман вместе с ключами, царапин на нём не будет.

Отдельно стоит отметить инновационный умный интерфейс EMUI 14.2: современный и интуитивно понятный. Работать на смартфоне с новыми анимациями и эффектами удобно и приятно. А ещё есть много крутых тем и обоев, с помощью которых можно настроить внешний вид своего устройства по своему вкусу.

Ну и, конечно, Pura 70 обладает запоминающимся дизайном — на случай, если сам телефон тоже попадёт в кадр. Смартфон доступен в трёх цветах: чёрном, серебристом и розовом.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Важным достоинством смартфона являются удвоенные возможности быстрой зарядки: незаменимое качество в наши дни, когда нам приходится жить на огромной скорости и каждая минута у нас на счету.

Подпишитесь на наш

Смартфон нового поколения Huawei Pura 70: обзор

16:53, 23 мая 2024

Комменты 0

Подождите...