Великолепная  статья В.Логинова "Удивительные приключения урбанизма в России" на сайте artexpert начинается с эпиграфа:

"Не ищите смысла там, где есть умысел".
Народная мудрость

Далее тезисы из статьи и мои комментарии в скобках.

(На мой взгляд, есть основания полагать, что нашему гаранту  тема эстетики и архитектуры не особо близка, и, как мы видим,  "представления о прекрасном" практически полностью отданы "экспертам", так называемым "урбанистам" (если это слово у вас вызывает образы владельцев велосипедного бизнеса типа "одуванов-зялтов" или любителей покера типа кацев, всяких дизайнеров-кодистов типа "татьянычей", которые как-то "пригрелись" рядом с городоначальниками  - бинго!), в итоге имеем то, что имеем...): реновацию и  "собянинские пеструшки").

"Урбаноид" - кто это?

"Сначала было слово

Слово «УРБАНИЗМ» имеет туманное и неоднозначное прочтение. Так называются и направление в искусстве и литературе, изображающая жизнь крупных городов 20-го века, и городская субкультура, как совокупность норм и правил, присущих населению мегаполисов, и градостроительная концепция, исходящая из неизбежности образования городов-гигантов. Есть также старый «УРБАНИЗМ» – философско-экономическая доктрина середины прошлого века, основанная на убеждении, что только крупнейшие города могут являться драйверами культурного и экономического развития.

В противовес ему появились доктрины ДЕЗУРБАНИЗАЦИИ, СУБУРБАНИЗАЦИИ и «НОВОГО УРБАНИЗМА», провозглашающего необходимость возрождения небольших, комплексных пешеходных городов, и т.д.

Легче перечислить, что не может называться урбанизмом. Это не процесс образования и развития городов (по-русски процесс градостроительства), который называется в мире «УРБАНИЗАЦИЕЙ». Это не наука, так как раздел экономической географии, изучающий город как систему, называется «УРБАНИСТИКОЙ» (градоведением). 

Это не практика городского (градостроительного) планирования, так как во всех международных классификаторах видов деятельности (ООН, ВТО, ЕС, МСА) «urban planning» является одной из профессиональных услуг архитекторов. Урбанист – это не приверженец городского образа жизни, так как с легкой руки Ф.Л.Райта человек, который не может жить вне города с его толчеей, шумом и выхлопными газами называется "урбаноид".

"Профессии «урбанист», опять же в отличие от профессии «градостроитель», нет в списках профессий Минтруда и Минобразования; урбанистов не выпускает ни один ВУЗ страны.

Складывается впечатление, что все эти, не имеющие точного значения «креативные» англизмы, происходят от желания нашей элиты слышать на улицах наших городов только английскую речь, как в дорогом и любимом её Лондоне, в котором, до недавнего времени, не спрашивавшего: откуда бабки? Похоже, что термин «урбанизм» означает не конкретные дела, общественные институции или научные доктрины, а некое общее направление умонастроения, направленное на запад.

(вспоминается интервью госпожи Раковой, речь, которой просто изобилует англицизмами, что как бы намекает... Если праздник в Москве, то обязательно добавляется английского слово и получается "винегрет": "kids-соревнование",  "варенье-party", "ambassador-встреча"  и прочий бред. Кстати, в эти выходные в Парке Горького пройдет очередной праздник и, как вы уже догадались в названии опять есть англицизм: "фестиваль j-fest"...).

"Так может, правы те, кто утверждает, что «Урбанист – это градостроитель с нетрадиционной профессиональной ориентацией»? И что урбанист-западник с его, конечно же, прогрессивными либеральными взглядами должен заменить отечественного ретрограда градостроителя. Ведь всем представителям элиты прекрасно известно, что все с запада – хорошо, а все отечественное (включая язык) – плохо".

 "Советском союзе не было ни секса, ни урбанизма. Но дети и города рождались! Потому как была любовь и очень уважаемая, серьезная научно-практическая профессиональная деятельность государственной важности, называемая «градостроительством».

Высокий научный уровень советской теории градостроительства признан в мире. Ругая сегодня все советское, включая градостроительство, нынешняя элита явно запуталась в терминах. Дурным у нас было не «градостроительство» как таковое, а его реализация в конкретных формах зданий на очень низком уровне культуры строительства. То есть качество архитектуры зданий массовой жилой застройки – та самая «ТИПОВУХА», которая нанесла культуре России колоссальный ущерб, изуродовав на столетие облик советских городов".

"Дурное архитектурное воплощение может дискредитировать самые прекрасные и гуманные градостроительные идеи. Однообразие и унылость советских городов – есть следствие типовухи, а не ошибочности градостроительных идей. На бумаге в градостроительных планах всех уровней все было правильно. И в тех редких случаях, когда они хоть бы частично, но выполнялись на терпимом уровне качества строительства и благоустройства (например, в Прибалтике или в «Северном Чертаново»), качество жилой среды советских городов было на голову выше, чем во многих современных районах.

Беда в том, что такие примеры очень редки, а в полной мере ни один генплан города так и не был реализован. НЕКОМПЛЕКСНОСТЬ застройки – вторая после типовухи напасть советского градостроительства, но и эта беда блекнет в сравнении с «детской болезнью» урбанизации – РОСТОМ ЭТАЖНОСТИ многоквартирных жилых домов.

Зарядив 500 домостроительных комбинатов на выпуск одинаковых типовых коробок, советская власть предопределила единственный путь развития типового проектирования – стремительный рост этажности при медленном росте качества архитектуры".

Слегка затормозившись на отметке в 25 этажей из-за отсутствия норм и необходимой пожарной техники, рост этажности перешел в наследие от социализма к капитализму, так же как другая уникальная особенность социалистического градостроительства – явный приоритет многоквартирного жилища.

Программно объявив частную собственность социальным злом, советская власть на всем своем протяжении вела скрытую и открытую борьбу с индивидуальной застройкой, которую нещадно сносили или намеренно доводили до аварийного состояния".

 "Капитализм монетизировал стремление 70% населения России переехать в столицу – через скрытую земельную ренту, которая в среднем в столицах составляет две трети стоимости любой недвижимости. И чем ближе к Кремлю или Зимнему дворце, тем больше земельная рента, дающая прибыль больше 300 процентов.

При таком куше, как известно, «нет такого преступления, на которое он (капитал) не пошел бы, хотя бы под страхом виселицы». За распил этого куша идет срытая жестокая борьба (без правил) между инвесторами, банками, девелоперами и властями всех уровней.

Какое тут градостроительство? Какая архитектура? Какие права граждан на благоприятную среду? Вы с ума сошли, господа архитекторы? Пилить надо! Надо увеличить Москву вширь раза в 2-3 раза, переселив в неё еще миллионов 10 – 15. Это же какая выгода! Ах, в Новой Москве нет инфраструктуры? И работать негде? Жаль. Тогда надо увеличить Москву ввысь, снеся пятиэтажки".

"Вот тут и пригодился весь опыт, накопленный типовым советским строительством. И обнаружилось, что мешает осуществлению новой капиталистической мечты (выросшей из старой коммунистической идеи) сущая мелочь – НОРМЫ ПЛОТНОСТИ.

Нормы плотности жилого фонда (микрорайона при этажности 16-20 этажей), ограниченные СНИПом 1975 года в 7 500 м. кВ. на га, были решительно отброшены, и плотность стремительно полетела вверх: 10 000, 15 000, 20 000, 25 000 кв. м. на гектар и далее без остановки, невзирая на инсоляцию, санитарные разрывы, обеспеченность парковками и соцкультбытом, масштабность, а зачастую и просто всяким здравый смысл".

"На одном из самых шумных и загазованных участков столицы, на пересечении Третьего транспортного кольца и Ленинградского проспекта, на месте снесенного стадиона «Юных пионеров» построен комплекс кварталов-каре из домов высотой до 20-ти этажей с дворами-колодцами, глубина которых вдвое больше их ширины. Это абсолютное наше ноу-хау, можно сказать невиданный в мире вклад Московского урбанизма в сокровищницу шедевров искусства…"

Половина населения страны, каким-то чудом еще живущая в малых городах и сельских поселениях, обречена на самовыживание, оставшись без «крови экономики» – денег (бюджета, займов, инвестиций, ипотеки) и ... работы".

"Сгонять их в мегаполисы, как предлагают наши урбанисты, нет никакой нужды: они сами переселятся, или... вымрут. Нет человека и нет проблем. Это еще одно ноу-хау урбанизма по-русски".

"Вместо разумного, социально и медицински обоснованного ограничения этажности жилой застройки 6-7 этажами, как в Европе, все крупные города России стали строить 25-ти и более этажные жилые дома, хаотично торчащие в исторических центрах этих городов и в их ближайших пригородах".

"Профессию «градостроитель» убрали с дороги просто и изящно: в тендерах на разработку градостроительной документации может участвовать кто угодно с любым образованием и опытом и совсем без оного, став тем самым «урбанистом».

Не связанные какими бы то ни было профессиональными знаниями и обязательствами, новые «специалисты» за скромное вознаграждение готовы свободно воплощать любые самые губительные для общества урбанистические идеи".

"Рассмотрев приключения урбанизма на российской почве можно, наконец, нарисовать портрет российского урбаниста, ответив на поставленный в начале статьи вопрос.

Блиц анализ выступлений и практики завзятых участников MUF-фа показал, что наш урбанист очень разнообразен по профессии и в своем большинстве, не имеет никакого отношения к профессии градостроитель (он занимаются более важными и выгодными делами). Что самыми известными урбанистами России являются крупные государственные топ-менеджеры и бизнесмены-землевладельцы (часто в одном лице), зарабатывающие деньги на урбанизации по-русски. Что объединяет всю партию урбанистов «одна, но пламенная страсть». Нет не к городу, конечно – сами они живут в загородных виллах. И не к народу, которому не обязательно говорить правду.

Теперь, наконец, можно перевести этот туманный термин из Туманного Альбиона:

Урбанист (по-русски) – видный представитель российской элиты, не отягощенный, какими-либо знаниями о градостроительстве, но убежденный, что только в среде мегаполиса можно делать большой бизнес. А бизнес – это главная и единственная цель жизни".

Что будет с этими пестрыми урбанистическими-собянинскими гетто-пеструшками через 10 лет? ...По всей видимости, очередная реновация:))) 

Источник: ardexpert.ру

Подпишитесь на наш
Блоги

Урбанизм головного мозга по-московски

14:20, 18 июля 2019

Автор: angelika

Комменты 308

Аватар

На последней картине на Собянинская петрушка, а ЖК Арт в Красногорске.

Аватар

Я, наверное, урбанист или урбаноид. Мысли о городе меньше 700-800тыс меня пугают. Что там делать? А вот высотки нет)

S

Здравствуй, Варламов! Ты ли это на Сплетнике?) Хотя Илья любит слово урбанистика. Зачем же хорошее слово уродовать такими сравнениями. Слово то тут совсем ни при чем)

Аватар

У вас как-то все в одной куче и урбанисты Собянина и городские проекты. Последние кстати против высотной застройки и власти машинам. А первых урбанистами не всегда язык повернется назвать особенно глядя на эти микрорайоны.

Аватар

ооо, фоточка дома моего, прикольна))

Подождите...

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Компания Huawei представила линейку смартфонов нового поколения, в которую вошли базовый Pura 70, а также Pura 70 Pro и Pura 70 Ultra. Новинку уже оценили в Китае — во флагманском магазине их разобрали всего за несколько минут после того, как были открыты продажи. Но почему же Pura 70 так популярен?

Главное достоинство — ультракамера с захватом большого количества света, точной фокусировкой и оптической стабилизацией. Высокоскоростная и макросъёмка позволят сделать яркие кадры даже в сложных условиях — например, в путешествии или на вечеринке.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Для всех контентмейкеров и блогеров смартфон тоже просто незаменим: он поддерживает такие режимы, как замедленная съёмка, интеллектуальный угол обзора, панорама, дополненная реальность и другие.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Благодаря механизму переменной апертуры f/1.4—4.0, на камеру Pura 70 получаются отличные снимки в любое время суток. Этот механизм действует примерно так же, как зрачок человеческого глаза, — сужается, когда светло, и расширяется при недостаточном освещении.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
У Pura 70 удобный размер: высота — 157,6 мм, ширина — 74,3 мм, а вес — около 200 г/Фото: Huawei
У Pura 70 удобный размер: высота — 157,6 мм, ширина — 74,3 мм, а вес — около 200 г/Фото: Huawei

Рассматривать фото тоже удобно — благодаря экрану 6,6 дюйма, который выполнен по технологии OLED LTPO с адаптивной частотой обновления от 1 до 120 Гц, изображение будет ярким и чётким.

Смартфон оснащён износостойким стеклом Kunlun Glass, которое не бьётся даже при падении с высоты человеческого роста. Поэтому, если вы уронили смартфон, пока снимали для блога или на ходу читали новости про звёзд, у него большие шансы уцелеть. А если вы случайно засунули его в микросумку или карман вместе с ключами, царапин на нём не будет.

Отдельно стоит отметить инновационный умный интерфейс EMUI 14.2: современный и интуитивно понятный. Работать на смартфоне с новыми анимациями и эффектами удобно и приятно. А ещё есть много крутых тем и обоев, с помощью которых можно настроить внешний вид своего устройства по своему вкусу.

Ну и, конечно, Pura 70 обладает запоминающимся дизайном — на случай, если сам телефон тоже попадёт в кадр. Смартфон доступен в трёх цветах: чёрном, серебристом и розовом.

Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei
Смартфон Huawei Pura 70/Фото: Huawei

Важным достоинством смартфона являются удвоенные возможности быстрой зарядки: незаменимое качество в наши дни, когда нам приходится жить на огромной скорости и каждая минута у нас на счету.

Подпишитесь на наш

Смартфон нового поколения Huawei Pura 70: обзор

16:53, 23 мая 2024

Комменты 0

Подождите...