Какая была харизматичная пара. Узнала я о том, что они были вместе из книги Дэвида Брета "Марлен Дитрих - голубой ангел", которую он написал, еще при жизни Марлен и с ее согласия. Книга до сих пор у меня хранится на полке. После этого я обратила внимание на творчество Ремарка и его книги. Они тронули меня до глубины души, особенно "Триумфальная арка" и "На Западном фронте без перемен" Уже после этого я узнала, что Марлен и Эрих вели переписку и она сохранилась до наших дней, хотя сохранились в большинстве только письма Ремарка к Дитрих, а письма к нему почти все были уничтожены его женой Полетт Годдар (бывшей женой Чарли Чаплина), которая помогла ему забыть Марлен, и с которой он  прожил до конца своих дней. Но его письма остались, и когда их читаешь, кажется, что любовь оживает, ты как будто оказываешь там, тебя переносит на 70 лет назад, и ты полностью погружаешь в это время, в эту историю и волшебство. Сейчас и магия переписки от руки ушла в прошлое, и время другое, а жаль ))) Есть книга с их перепиской, и называется она "Письма к Марлен Дитрих. «Скажи мне, что ты меня любишь…». Здесь я решила оставить свое любимое письмо Ремарка к Марлен.

Ремарк из Порто-Ронко для Марлен Дитрих в Нью-Йорк (24.11.1937)

"Большая комната наполнена тихой-тихой музыкой — фортепьяно и ударные, — это все Чарли Кунц, десятка два пластинок которого нанизаны на штырь моего проигрывателя. Это музыка, которую я люблю — чтобы отлететь, предаться мечтам, желаниям...

Вообще-то мы никогда не были по-настоящему счастливы; часто мы бывали почти счастливы, но так, как сейчас, никогда. Согласись, это так. Иногда это было с нами, иногда это было с другими, иногда одно с другим смешивалось — но самого счастья в его полноте не было. Такого, чтобы не представить себе еще большего; все было словно пригашено, как и сейчас. Ты вдумайся — только будучи вместе, мы его обретаем.

Пылкая моя, сегодня ночью я достал из погреба в скале самую лучшую бутылку «Штайнбергер кабинет» урожая 1911 года — из прусских казенных имений, элитное вино из отборного предзимнего винограда. С бутылкой и с собаками я спустился к озеру, взбаламученному и вспенившемуся; и перед собаками, и перед озером, и перед ветром, и перед Орионом я держал речь, состоявшую из считанных слов, — и тут собаки залаяли; они лаяли, а озеро накатило белый вал, поднялся ветер, и мы ощутили на себе его сильные порывы, Орион замерцал, словно брошь девы Марии, и бутылка, описав дугу, полетела сквозь ночь в воду, как приношение богам за то, что несколько лет назад они в этот день подарили мне тебя.

Может быть, она достанется там, внизу, сомам, которые будут перекатывать ее своими мягкими губами, а может быть, окажется у убежища старой замшелой щуки огромного размера, или у норы форели, узкое тело которой усыпано красными пятнышками; она вырожденка, эта форель, ей хочется мечтать, сочинять рифмованные форельи стихи и снимать быстротечные форельи кинофильмы; а может быть, через много-много лет, когда рты наши будут давно забиты темной землей, бутылка попадет в бредень рыбака, который с удивлением вытащит ее, поглядит на старую сургучную печать и сунет в боковой карман своей штормовки. А вечером, у себя дома, когда минестра уже съедена и на каменном столе у кипарисов появятся хлеб и козий сыр, он не торопясь поднимется, сходит за своим инструментом и собьет печать с бутылки, зажав ее между коленями. И вдруг ощутит аромат — золотисто-желтое вино начнет лучиться и благоухать, оно запахнет осенью, пышной осенью рейнских равнин, грецкими орехами и солнцем, жизнью, нашей жизнью, любимая, это наши годы воспрянут, это наша давно прожитая жизнь снова явится на свет в этот предвечерний час, ее дуновение, ее эхо, — а не знакомый нам рыбак ничего не будет знать о том, что с такой нежностью коснулось его, он лишь переведет дыхание, и помолчит, и выпьет...

Но поздним вечером, когда стемнеет, когда рыбак уже давно спит, из ночи, словно две темные стрелы, вылетят две бабочки, два смутных ночных павлиньих глаза — говорят, будто в них живут души давно умерших людей, испытавших когда-то счастье; они подлетят совсем близко, и всю ночь их будет не оторвать от края стакана, со дна которого еще струится запах вина, всю ночь их тела будут подрагивать, и только утром они поднимутся и быстро улетят прочь; а рыбак, стоящий со своей снастью в дверях, с удивлением будет смотреть им вслед — ему никогда прежде не приходилось видеть в здешних местах таких бабочек..."

Подпишитесь на наш
Блоги

Письма. Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

00:28, 5 июля 2017

Автор: justjenny

Комменты 12

Аватар

Искру жизни- я считаю, должен прочитать каждый. Обожаю Ремарка.

Аватар

Про себя он говорил и про писателей его поколения,что они потерянное покаление,тоже читала триумфальную арку,вообще его творчество можно разобрать на цитаты,что кажется и сделалось,все герои пронизаны характером писал он гениально просто,хочу еще осилить три товарища и книгу "Искра жизни" ее он посвятил сестре которую расстреляли нацисты во время второй мировой(((. И мать он рано потерял насколько я знаю и всю свою жизнь грустил о ней((( Вообще сложная у него судьба,непростая но интересная,а книги у него просто шедевры)))

Аватар

Обожаю Ремарка! Спасибо за пост. Красиво, очень красиво и грустно.

G

Как красиво!...И грустно, как он соединил вместе быстротечность жизни и вечность в таких красивых образах.

Аватар

я очень люблю Ремарка, его вечного главного героя, который скупо подставляет щеку для поцелуя, того вечного эмигранта, который везде чужой и никому не может, не хочет открыться. все эти письма для меня как душевный стриптиз, снятый скальп... зачем?

Подождите...