Я уверена, что вы до сих пор уверены, что все артисты и известные деятели культуры живы лишь святым духом, благородным негодованием и великим светом искусства. 

Благородному артисту не до презренного металла.

А вот и не так!

Нам повезло, в силу ст. 349.5 ТК РФ с 2017 года сведения  о о зарплатах руководящих работников государственных и муниципальных учреждений должны публиковаться на официальных сайтах органов власти, органов местного самоуправления, осуществляющих функции и полномочия учредителя.

Те малокультурные особи, кто вдруг хочет узнать, например, сколько зарабатывают руководители Большых и  Малых театров, и других особо культурных учреждений нашей матушки-России  (всего 207 учреждений), могут на сайт и увидеть в цифрах их средне-среднемесячную зарплату.

Открываем официальный сайт Министерства культуры РФ, где вывешен документ «Информация о среднемесячной заработной плате руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров федеральных государственных учреждений и федеральных государственных унитарных предприятий, подведомственных Министерству культуры РФ, за 2016 год».

И видим, что, например, у Владимира Урина среднемесячная зарплата 559 тысяч рублей, у Юрия Соломина - 746 тысяч рублей, у Олега Табакова - 935 тысяч рублей, у Римаса Туминаса - 661 тысяча рублей, у Эдгарда Запашного - 499 тысяч рублей и т. д. 

Но никто из них не сравнится с художественным руководителем Мариинского театра.

Средний оклад Валерия Гергиева превышает 12 миллионов рублей. Это оклад в театре. Другие доходы тут не учитываются.

Но, будем честными. В театральной среде зарплаты разнятся существенно. Допустим, Юрий Темирканов, возглавляющий Филармонию имени Шостаковича, в месяц получает больше 900 тысяч рублей, худрук БДТ Андрей Могучий - больше 600 тыс., а директор Театра Европы Лев Додин - 166 тысяч в месяц. Как говорится, почувствуйте разницу.

А вот, например, среднемесячный заработок директора музея-заповедника «Царское Село» Ольги Таратыновой - 395 тысяч рублей. За 300 тысяч рублей зарплата у директора музея «Петергоф» Елены Кальницкой.

Директор Всероссийского музея Пушкина Сергей Некрасов получает в месяц на уровне замов «Царского Села» - порядка 217 тысяч.

В Государственном музее политической истории России (бывший Музей Революции) дела, судя по всему, тоже обстоят неплохо.

У гендиректора Евгения Артемова в месяц выходит чуть за 200 тысяч. Владимир Грусман, директор Этнографического музея, тоже держится в районе 200 - 300 тысяч.

У бедного-несчастного Михаила Пиотровского, директора Эрмитажа, где то экспонаты пропадут, то трупики животных в качестве объектов арт-культуры на крюках развешают,  за месяц набегает около 830 тысяч рублей.

Бедные замы зарабатывают немного меньше, чем шеф, но все равно прилично, самая маленькая зарплата - около 400 тысяч рублей. Зарплата больше только у одного человека в списке министерства - генерального директора музея-заповедника «Московский Кремль». Елена Гагарина в месяц имеет чуть меньше миллиона рублей.

И уже не вызывает удивления тот факт, что  вот оказывается у Олега Табакова пропало со счета в банке "Клиентский" почти 700 миллионов рублей. Банк украл деньги, несмотря на тесные, личные, дружеские отношения с великим артистом. Как говорится, не постеснялись.

И вообще, культура у нас нынче самая доходная область.

Это схема распределения бюджетных денег за 2015 год.

мой рукожопый фотошоп)) как смогла

В 2016 году в бюджете на статью расходов "Культура и кинематография" было выделено 97 триллионов рублей (в том числе именно на съемку великих фильмов вроде "Взломать блогеров" со Сашей Спилберг - 6 миллиардов рублей). Мое прим.- где-то в предыдущих постах у меня была аналогичная картинка по финансированию 16 года, но не могу ее найти.

В 2017 году статья расходов уже выросла- тут цифра уже 99 триллионов. Это очень-очень-очень большая цифра

Чиновники, театральные журналисты и сами служители сцены в один голос говорят, что распределение городских денег между московскими храмами Мельпомены всегда было иррациональным.

Конкретному учреждению выделяли именно столько потому, что «так исторически сложилось», или потому, что руководитель театра смог через высокие кабинеты выбить для своего детища дополнительные деньги. О том, как это бывает, вполне откровенно рассказал художественный руководитель театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз: «Система финансирования государственных театров складывалась годами, и мои коллеги прекрасно знают, что во многом это происходит на уровне личных отношений. Я несколько лет назад на телеканале «Дождь» рассказал, что меня совершенно не устраивает финансирование нашего театра, на что тогда же в прямом эфире прежний министр культуры Москвы Сергей Капков попросил меня зайти к нему на следующий день. Я зашел – и нам увеличили бюджет на 20 млн руб.». Притчей во языцех, иллюстрирующей неэффективность существующей системы, стал тот факт, что известный и крупный Театр им. Пушкина на Тверском бульваре получает примерно столько же, сколько менее известный и сравнительно небольшой театр «Модернъ» (110 и 101 млн руб. соответственно). Некоторые театры создавались специально под известных деятелей культуры – например, театры Александра Калягина, Армена Джигарханяна, Галины Вишневской, Александра Градского и все они так же живут за счет государственных денежек.

Причем контролировать расход этих денежек -  аяяяй, нельзя!

"Если государство тратит на постановку спектакля 30 млн руб., оно вправе узнать оценку зрителей и предъявить претензии руководству в том случае, если подавляющее число отзывов будут отрицательными",— робко высказалась как-то Ирина Тарасова, директор департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Минкульта. 

Наверное Ирина права? Ведь бюджет большинства государственных театров (а частных в России практически нет) на 80% составляют бюджетные деньги. С 2012 года подведомственные Минкульту федеральные учреждения переведены на финансирование через субсидии. Основание для их получения — выполнение государственного задания, которое включает постановку некоторого количества спектаклей (в том числе премьерных), привлечение в театр определенного количества зрителей и другие параметры. Помимо субсидий на выполнение государственных заданий театры получают специальные гранты, которые, впрочем, могут тратить лишь на зарплаты творческих коллективов. Еще одна статья — гранты, за счет которых частично или полностью финансируются постановки или фестивали.

А вот деятели культуры уверены в обратном.ас пытаются убедить в том, что логика министерства — "мы вам даем деньги и поэтому можем спрашивать" — правильная. Это очень опасная мысль,— говорит Иван Вырыпаев.— Ничего вы не можете! У вас нет для этого критериев. Понятия морали и нравственности весьма относительны". Поняли? Да вам никогда этого не понять. Потому что- у вас нет для этого критериёв.

Обидеть артиста может каждый.

И если у кого-то остался вопрос, почему акула бизнеса Кехман вдруг подался в эту самую культуру и Идочка Лоло/Кехман, как верная декабристка, потянулась за ним- читай заново весь текст выше.

И если вдруг вы подадитесь эмоциям пустить слезу над бедным артистом, угнетаемым жестоким , кровавым режимом тоталитаризма и деспотизма, тоже- читай выше.

Поплачем вместе. 

Подпишитесь на наш
Блоги

Артиста может обидеть каждый

08:34, 1 июня 2017

Автор: elena_dokuchaewa

Комменты 259

Аватар

я тут еще подумала, а почему российские футболисты получают зп больше, чем директор Эрмитажа?? мне не нравится Пиотровский, но футболистов я не люблю еще больше и никак не понимаю ценовую политику их зарплат

Аватар

Это еще ладно: доходы и финансирование вроде как честные. Их бы пересмотреть и переоценить. А вот, например, наш дир не только получает зп, но и проворачивает финансовые махинации с региональными и федеральными для себя любимого. Вот такая культура..

Аватар

Пост конечно, как всегда откровенно пропргандистский . Но массы понесло...Сравнили бы цифры на культуру и образование, и на Нацгвардию. Но соображать и выводы делать сложно, да...

S

Вот сейчас из-за таких вот Серебренниковых, Пиотровских, Бондарчуков и иже с ними гнев народный может вылиться на всех представителей российской культурной сферы. Это очень обидно, потому что регионы и во сне не видели тех денег, которые как из рога изобилия льются на наших столичных "мэтров" только потому, что они ближе к кормушке и месту, которое нужно подлизать. Поэтому обобщение здесь совсем неуместно. У Пиотровского экспонаты куда то бесследно исчезают, а в региональных музеях они просто гниют в неотремонтированных помещениях хранилищ. Вся волокита по поводу Серебренникова противна тем, что ему типа воровать можно, тут Хаматова письмо гневным голосом зачитывает, и Мировов его Путину передаёт. Мне понравилось, что Меньшов сказал по этому поводу, он это письмо не подписал. Наши "великие кинематографисты" даже моих букв незаслуживают, тут один длинный звук: "пиииииииииииии"! Но, блин, так не везде. Есть люди которые в искусстве ради искусства, но им не только ничего не переподает, но ещё и палок в колеса столько вставляют, что двигаться вперёд можно только на бешеном интузиазме, а он ведь есть не у всех, многие сгорают.

Аватар

300-400 тысяч - нормальная зарплата для руководителя крупного музея, театрального ВУЗа или театра. Но когда Гагарина за руководство музеями Кремля получает под миллион, даже больше главы Эрмитажа, при том, что у Музеев Кремля и фонды гораздо меньше, и научной работы там ведется тоже меньше, это вообще нонсенс. Вот уж точно, главное в правильной семье родиться, - одной Кремль за заслуги папы выдали, другому пост в Эрмитаже по наследству перешел. И пусть теперь обнародуют зарплаты сотрудников этих музеев и ВУЗов - и не среднюю "по больнице", а по единицам штатного расписания. Проректоры, начальник подразделений, профессура, доценты и т.д. И мы все посмеемся. Или поплачем.

Подождите...