David Gandy by Glen Burrows for Men’s Fitness UK, February 2017

Tom Hiddleston by Ramona Rosales for TheWrap

Milo Ventimiglia by Brian Higbee for Interview Magazine

Louis Garrel by Stefano Galuzzi

Aaron Taylor-Johnson

Henry Cavill

Интервью Мэтта Смита для Interview 

Звезда сериала «Доктор Кто?», английский актер Мэтт Смит, недавно вышел на новый карьерный уровень. Теперь он еще и герцог Эдинбургский, Филипп Маунтбеттен, принц-консорт Англии в новом сериале Netflix «Корона» о молодости королевы Елизаветы II. Interview застал актера в Нью-Йорке, чтобы поговорить с ним о конфликте семейных и политических интересов, старении и бродячем образе жизни.

Вопросы: ХЭЛИ ВАЙСС/HALEY WEISS

Фото: MATTHEW SPROUT

ХЭЛИ ВАЙСС: В этом сериале, помимо прочего, мне понравилось то, что исторические факты тут не слишком давят на общий ход истории.

МЭТТ СМИТ: По мне так тут вообще нет ощущения каких-то тяжелых «вех». Наоборот, костюмы иногда начинаешь воспринимать чуть ли не как современные. И все же при этом я узнал кучу нового о своей истории, о британской монархии в период сразу после Второй мировой. Филиппа я считаю чертовски обаятельным! Мне интересно, что ты и другие зрители скажут об этом персонаже, посмотрев сериал. Потому что у него все-таки очень противоречивый образ, многие считают его неблагородным. А я ему очень сопереживаю.

ВАЙСС: И я тоже! В конце концов, как можно не сопереживать человеку, который с таким трудом создав семью, вынужден в итоге покидать этот дом, и даже его дети не могут продолжать носить его имя? Думаю, это непростое зрелище: наблюдать, как он пытается научиться любить этого человека — отдельно, и поддерживать эту монархию — отдельно.

СМИТ: Да, это та еще битва.

ВАЙСС: Итак, что заставило тебя согласиться на эту роль? Ты прочел сценарий?

СМИТ: Ну, тут просто было 100-процентное попадание: блестящий драматург Питер Морган, режиссура Стивена Долдри, а главное — Клер в образе Королевы! Думаю, уже выдающихся качеств этой троицы хватило бы, чтобы заманить в проект любого. Ну и, конечно, эта роль — интересная задача для меня. Играть такого персонажа, как Филипп, о котором, с одной стороны, мы знаем не так много… А с другой — то, что известно, это такое сложное противоречие. Конфликт между желанием поддерживать супругу и нежеланием отказываться от собственного «я», оставаясь в тени Короны… Тут есть, что играть.

КОСТЮМ: VALENTINO.

ВАЙСС: Может ли любовь пережить такой конфликт — очень хороший вопрос.

СМИТ: Добавь сюда травму: внезапная смерть короля — это и их смерть во многих смыслах. Или, если хочешь, перерождение. Во втором эпизоде есть сцена, где после его смерти они уезжают из Африки. Там, наблюдая за ними, ты думаешь: «Ну все, для них это конец… Что им теперь остается делать?».

ВАЙСС: Для выстраивания образа что было для тебя первичным: выводить своего Филиппа, вчитываясь в сценарий, или ориентироваться на исторические данные?

СМИТ: О, их я накопал немало. Думаю, главная причина, по которой он стал таким, каким стал, и не захотел смириться с существующим порядком — в его кочевом образе жизни. Его отец уехал в Монако, чтобы жить с любовницей, а его отослали к Маунтбеттенам. Он был в каком-то смысле сиротой. У него никогда не было настоящего дома. И тут он встречает Элизабет. Военный флот действительно заменил ему дом, а с ее появлением он оказался от него оторван. Думаю, у него были очень бурные ранние годы. И все-таки ему не откажешь в привязанности к Королевской Семье, чего нельзя сказать обо мне.

ВАЙСС: Признаюсь, об этой стороне их отношений я не думала.

СМИТ: Надеюсь, то, что сериал об этом рассказывает, — одна из его сильных сторон. Изнанка, которую ты видишь, например, когда они собираются ложиться спать...

ПИДЖАК И БРЮКИ: LOUIS VUITTON. ФУТБОЛКА: СОБСТВЕННОСТЬ АКТЕРА.

ВАЙСС: Ну, я не так много знаю о Филиппе. Ты говорил, что у него хватает критиков?

СМИТ: Ну, к примеру, очень распространено мнение, что он наговорил много лишнего в публичных выступлениях.

ВАЙСС: А, как наш вице-президент Джозеф Байден?

СМИТ: Ну вот, а я не так-то много слышал о Байдене.

ВАЙСС: У него что на уме, то и на языке. При этом нередко попадает в точку.

СМИТ: Вот у Филиппа так же. Это одна из причин, по которым я его люблю. Он «аутсайдер» в том смысле, что позволяет себе не кривить душой, кто бы перед ним не стоял. Безусловно, это выделяет его из всех прочих людей в его окружении.

ВАЙСС: У тебя подобралась любопытная коллекция ролей после «Доктора Кто». Ты по-прежнему сверяешь любой успех с этим проектом?

СМИТ: Ну, я сразу понимал, что после «Доктора Кто» нужно будет попотеть, чтобы не остаться актером одной роли… С другой стороны, я не хочу переворачивать эту страницу для себя, потому что те съемки для меня были фантастическим временем. И на то, чтобы изменить то, как зрители меня воспринимают, нужно будет время — это нормально. Хотя правда и то, что в роли Филиппа мне нравится то, насколько она непохожа на «Доктора Кто».

КОСТЮМ: VALENTINO.

ВАЙСС: Актеры, которые играют исторических персонажей, часто говорят, что, помимо определенных «манер», которым нужно специально учиться, эффект правдоподобности не создать, пока не уловишь некую «суть времени». Что ты об этом думаешь?

СМИТ: Пожалуй, я соглашусь. Нужно уметь встроиться в энергетику фильма. Тем нетривиальнее моя актерская задача: о молодых-то годах Филиппа мы знаем сравнительно немного! Но да, определенно, тут речь о том, чтобы прочувствовать что-то, без чего ты играешь не характер исторического деятеля, а так, одно из впечатлений о нем.

ВАЙСС: У меня в памяти зацепилась сцена свадебной церемонии. Когда Уинстон Черчилль говорил, что Королева настояла на формулировке «повиноваться» по отношению к будущему мужу. Какое впечатление на тебя производит это ее решение?

СМИТ: Начнем с того, что, на самом деле, она этого не говорила…

ВАЙСС: Тогда зачем на этом настаивать?

СМИТ: Думаю, все дело было в том, что тогда она еще не была Королевой. Они собирались жить на Мальте, чтобы Филипп оставался на флоте… Вероятно, они считали, что у них в запасе еще есть лет 20, пока ее отец будет жив. Понимаешь, это-то и удивительно в ее истории: она была Королевой в 25, и до сих пор ею остается! Она застала 12 премьер-министров. Такого долгоиграющего монарха не будет больше никогда в истории, ну или, по крайней мере, еще очень долгое время. Ведь это просто настолько невероятно.

ПЛАЩ: BURBERRY. РУБАШКА: DIOR HOMME. БРЮКИ: TOMMY HILFIGER. ТУФЛИ: VALENTINO.

ВАЙСС: Ты играешь Филиппа уже довольно давно. Не начал еще срастаться с ролью?

СМИТ: Вообще, больше всего меня притягивает возможность играть долгую эволюцию характера. Люди за 10 лет сильно меняются. А легкий эффект безвременья достигается тем, что у Элизабет с Филиппом, по сути, просто история нормальной семьи в аномальных обстоятельствах.

ВАЙСС: То есть у них примерно столько же проблем, сколько и у «обычной» семьи?

СМИТ: Да, хотя они и усложняются этим «О, черт, прежде, чем мы отправимся в медовый месяц, мою кандидатуру должен утвердить кабинет министров!».

ВАЙСС: В сериале это отлично видно по телефонным звонкам. Как тяжело им связаться даже таким простым способом.

СМИТ: Да, просто дозвониться до человека… Кошмар.

ВАЙСС: Итак, до этой роли у тебя был ряд ролей в театре, верно?

СМИТ: Да, куча ролей. Я играл на сцене 3 года. Недавно у меня был мюзикл, «Американский психопат» — на Бродвее.

ПИДЖАК: JEFFREY RÜDES. РУБАШКА: VALENTINO. БРЮКИ: MICHAEL KORS.

ВАЙСС: А какая роль была первой?

СМИТ: Жиголо из Нью-Йорка.

ВАЙСС: Сколько тебе было?

СМИТ: Только что закончил университет. 22. Классная пьеса. Потом я 2 года играл в Национальном театре. Потом пара ролей в сериалах. Потом я вернулся на Вест-Энд и играл в спектакле «Среди акул» с Кристианом Слэйтером. Я всегда возвращаюсь в театр. Мне это нравится, потому что это лучший способ постоянно оттачивать ремесло.

ВАЙСС: Где-то учился актерскому мастерству?

СМИТ: Нет, вместо этого я ходил в Университет Восточной Англии, у меня был курс креативного письма. Из меня мог бы получиться неплохой режиссер, наверное. На данный момент я хочу посвятить всего себя актерскому мастерству. Я живу в Лондоне. Хотя однажды, кто знает, могу перебраться в Нью-Йорк.

АКТЕР В НЬЮ-ЙОРКЕ, ОКТЯБРЬ 2016. ПИДЖАК И РУБАШКА: COACH.

ВАЙСС: Ты останешься здесь и на выходные?

СМИТ: Да, у меня в пятницу день рождения.

ВАЙСС: Заранее поздравляю!

СМИТ: Спасибо! Старею, уже 34.

ВАЙСС: Не думаю, что так выглядит старость.

СМИТ: Ну, по крайней мере, так ощущается.

ВАЙСС: Раз уж мы заговорили о старости: что планируешь успеть сделать к 35?

СМИТ: Ну, в сериале я занят по меньшей мере до мая, а дальше… Возможно, более плотно займусь режиссурой и сценариями. Актерам сложно загадывать. Как я уже сказал, возможно, к этому времени я бы хотел переехать в Нью-Йорк.

ВАЙСС: Хорошие цели.

СМИТ: Точно. Вообще, иметь цели — это уже хорошо. Как говорил один мой друг, гениальные идеи — это круто, но помимо этого ты должен оторвать задницу и работать, чтобы они планомерно воплощались в жизнь.

Подпишитесь на наш
Блоги

Новые фотосессии

22:23, 15 декабря 2016

Автор: BadGal

Комменты 16

Аватар

ну невозможные просто )

Аватар

непроизвольно слюни пускаются после фото Ганди, хорош!

Аватар

Как неоспорим идеал женской красоты - Моника Беллуччи, так и Ганди - идеал мужской красоты. Ну вот просто эталон для палаты мер и весов! Хотя это, конечно, не отменяет всего многообразия красоты.

Аватар

Ганди сосочком мне подмигнул

Аватар

какой все таки породистый мужик этот Ганди,эээх.

Подождите...