Иллюстрация к статье

Рассказываем о любопытных новинках последних месяцев, на этот раз — только от русскоязычных авторов. Новые романы Пелевина и Сорокина, гей-драма, феминистская проза и исторические фантазии — выбрали восемь достойных книг.

De Feminis, Владимир Сорокин (М.: АСТ, Corpus, 2022), 18+

Новая книга Владимира Сорокина — девять рассказов о женщинах "в обстоятельствах, враждебных женской природе". Надзирательница в концлагере мечтает о сексе, поэтесса пишет "великий роман", меняя все прилагательные в "Войне и мире" на слово "чудовищный", художница строит карьеру на увиденном в детстве изнасиловании, шахматистка встречается с ангелом, советская студентка — с американским ученым.

Все героини в том или ином виде переживают насилие, что необратимо меняет их, но автора-концептуалиста этот духовный опыт по-человечески, конечно, не интересует — сюжет, как и всегда у Сорокина, обслуживает форму и является полем для жонглирования любимыми темами: телесный низ, насилие, каннибализм — вся сорокинская классическая триада на месте, как и игра с литературным каноном и бесконечные цитаты из классики. В общем, здесь есть все, за что так любят и не любят писателя — но, пожалуй, мало что нового.

De Feminis, Владимир Сорокин

KGBT+, Виктор Пелевин (М.: Эксмо, 2022), 18+

Если Сорокин главный по форме, то постмодернист Пелевин — по содержанию и смыслам. Новый роман с провокационным по нынешним реалиям названием продолжает знакомить с вселенной предыдущего романа Пелевина Transhumanism Inc, в которой богатым доступно бессмертие в "банках" — физических тел как таковых нет, только мозги, подключенные к миллионам электродов, и виртуальная реальность. В этом мире существует "вбойщик" Кей, или KGBT+ — артист нового формата, что-то среднее между нашими рэперами и современными художниками. "Вбойщик" транслирует смыслы — через мозговой имплант доставляет новые идеи прямиком до аудитории, создавая таким образом коллективную медитацию.

Кей рассказывает о себе сам: полкниги занимает автобиография героя с советами молодому поколению, поучительными историями и "мотивирующими" фразами, которые так любят в селфхелп-литературе. Другая половина — рассказ о перерождении мастера боевых кукол Сасаки и его философии буддизма, который давно, судя по творчеству, практикует и сам Пелевин.

Практиковать предлагается и читателю: в книге рефреном звучит мысль о том, что мы не выбираем времена, в которые живем, но выбираем, как к ним относиться. В ситуации, когда человечество всерьез готовится к ядерной войне, эта мысль звучит утешительно.

KGBT+, Виктор Пелевин

"Отец смотрит на Запад", Екатерина Манойло (М.: Альпина. Проза, 2022), 18+

"Отец смотрит на Запад" — дебютный роман Екатерины Манойло, с которым она выиграла премию для молодых авторов "Лицей". Это история девочки Кати, которая растет в восточном патриархальном мире и ищет свою идентичность: ее мать — русская и православная, отец — казах и мусульманин. Центральным событием для героини и ее семьи становится смерть брата — долгожданного сына, о котором так мечтали родители, а главным героем, наряду с самой Катей, выступает отец, сложные отношения с которым и задают тональность романа. Став взрослой и сбежав в другой город, Катя снова и снова возвращается к событиям своего детства, пытаясь осмыслить случившееся.

В романе много национальных бытовых подробностей вроде разделывания конского мяса или местных обычаев, но за колоритными деталями и яркими типажами вырисовывается, в общем-то, история, знакомая многим семьям в России — это история о домашнем насилии, токсичной среде, униженном и бесправном положении женщины.

Критики называют роман социально-психологической драмой и мощным феминистским высказыванием, а сама Манойло признается, что во многом опиралась на собственную историю и подарила героине не только свое имя, но и биографические детали: она открыто рассказывает, что 15 лет не общалась с отцом и не приехала даже на его похороны. Такая перекличка с реальностью позволила некоторым записать роман в модный сейчас жанр автофикшена, но, несмотря на ощутимое родство с ним (сразу вспоминается "Степь" Оксаны Васякиной), роман все-таки больше этого: в нем есть и мистика, и история взросления, и психологическая драма, и хоррор.

"Официально" роман выйдет только в ноябре в издательстве "Альпина. Проза", но сокращенную версию уже можно прочесть в журнале "Новый мир" или в сборнике финалистов премии "Лицей" (АСТ, 2022).

"Часть картины", Ася Володина (Строки, 2022 г.), 18+
"Протагонист", Ася Володина
(М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2022 г.), 18+

Интересный кейс в российском литературном мире: начинающая писательница Ася Володина дебютирует сразу двумя романами в разных издательствах — "Протагонист" вышел в импринте "Редакция Елены Шубиной", "Часть картины" — в новом книжном сервисе "Строки", бывшей "Библиотеке МТС".

Оба романа — психологические почти что триллеры про мир образования. "Часть картины" — про школу, в которой учительница борется с системой, несправедливостью и равнодушием коллег, "Протагонист" — про университет, в котором все потрясены самоубийством студента.

"Часть картины" — роман-финалист премии "Лицей" 2020 года, рассказывающий и об изнанке школьной жизни, и о людях в принципе. Софья Львовна — женщина непростой судьбы, у которой есть тайна в прошлом и которая, сама того не желая, оказывается в центре многоуровневой интриги, что и составляет движущую силу сюжета. В "Протагонисте" все еще закрученней: студент престижной Академии (судя по всему, прототипом является МГИМО) совершает самоубийство и оставляет записку, обвиняя университет и лично преподавательницу. Дальнейший рассказ — девять историй девяти разных персонажей, знавших Никиту, и их девять версий того, кто же виновен на самом деле. 

В обоих романах много примет времени (ковид, выборы, "приветы" из 90-х) и филологической базы, что неудивительно — Володина сама филолог и преподаватель, так что хорошо знает, о чем рассказывает. Здорово, что рассказывает она это интересно.

"Нашествие", Юлия Яковлева (М.: Альпина нон-фикшн, 2022), 18+

Крайне разноплановый автор — историк балета, создатель популярной подростковой серии "Ленинградские сказки", в которой сталинские репрессии и блокада сталкиваются с магическим реализмом, автор изящных детективов, где действие разворачивается в 1930-х, и сатирического опуса "Мужчина апреля", где всем сестрам достается по серьгам — от Греты Тунберг до феминисток. Теперь Яковлева замахнулась на Льва, понимаете ли, нашего Толстого: "Нашествие" — оммаж "Войне и миру", в котором мелькают знакомые лица (вот в деревне пересказывают петербургские сплетни о графе Безухове, вот Андрей Болконский заезжает в гости).

Действие происходит в Смоленской губернии накануне войны 1812 года: она еще не началась, но все о ней говорят — тревога разлита в воздухе. Старый мир рушится, социальное напряжение достигает апогея, а помещика Бурмина вдруг начинают мучить странные приступы, после которых в деревне раз за разом находят растерзанных людей.

Как часто бывает у Яковлевой, плотная историческая проза здесь сливается с магическим реализмом — Толстому и не снилось.

"Тень за правым плечом", Александр Соболев (М.: ИД Ивана Лимбаха), 2022, 16+

Упоительный роман для влюбленных в Серебряный век, потому что его автор Александр Соболев, филолог, исследователь поэзии того времени, влюблен в него сам.

Формально это дневник таинственной Анны, которая бежит из охваченной революцией России, переживая множество приключений и попутно пытаясь осмыслить происходящее в стране. Спустя десятилетия ее записки находит случайный посетитель букинистической лавки, и эта находка, конечно же, меняет его жизнь.

В романе реальность и мистика, увлекательность и интеллектуальность идут плечом к плечу, а описания безвозвратно ушедшей "прекрасной эпохи" переданы так точно, что впору поверить, что и правда читаешь дневник той поры.

"О чем молчит ласточка", Елена Малисова, Катерина Сильванова (М.: Popcorn Books, 2022), 18+

Сиквел самой скандальной и самой популярной книги года — романа "Лето в пионерском галстуке" о любви вожатого и пионера.

Немного вводных. ЛВПГ стал бестселлером еще на этапе предзаказа: книга выросла из фанфика и к печати пришла уже с собственным, довольно внушительным фандомом. Дальше случился тираж в 200 тысяч (не считая электронных копий) — немыслимое число для российского книжного бизнеса, а спустя год — обвинения в "пропаганде ЛГБТ". Крамолу в истории о двух влюбленных разглядели Захар Прилепин и Никита Михалков, которые обрушились с критикой на авторов и издательство, после чего книгу начали полоскать по всем медиаканалам, транслирующим "семейные ценности" — были и угрозы, и призывы проверить на "пропаганду", и эфиры на федеральных каналах. Все это закономерно принесло ЛВПГ еще большую популярность — теперь его хотели прочитать и те, кто даже не знал, что такое "фанфик", а тем более "слэш".

Полемика в СМИ и соцсетях, бесконечные тиктоки с плачущими (от избытка чувств при прочтении) читательницами, фан-арты, треды в твиттере, татуировки с любимыми цитатами, мерч — из литературного события книга стала локальным поп-культурным явлением. В общем, о ЛВПГ говорили примерно все — от серьезных критиков, анализирующих язык и стиль романа, до людей, выступающих в традиционном жанре "не читал, но осуждаю". Стала бы книга настолько популярной без сопутствующей истерии, вопрос для последующих маркетинговых исследований, но ясно, что к выходу сиквела аудитория уже оказалась "прогретой".

"О чем молчит ласточка" — это продолжение истории Юры и Володи. Пережив в юности нежную и горькую историю любви, они снова встретились после 20 лет разлуки и, казалось бы, должны были быть счастливы. Но, как известно, "не повторяется такое никогда" и воскресить первую любовь, когда тебе уже за 30, сложно, так что в книге предсказуемо много драмы, или, говоря языком фанфиков, "стекла" (в сленге "стекло" — это чрезвычайно эмоциональная и печальная история, с налетом безысходности, в которой все много страдают. — Прим. ред.).

Возможно, опытного читателя ни первый, ни второй роман не впечатлят — все-таки это довольно наивная проза, обращенная преимущественно к юной аудитории, а язык покажется чересчур простым (ведь роман вырос из фанфика), но прочитать стоит все равно: не столько из антропологического интереса, а просто потому что пока это еще возможно — новые инициативы законотворцев ставят под угрозу все книги с "пропагандой ЛГБТ".

Кстати, о той самой "пропаганде": гей-роман, которого так испугались защитники нравственности, транслирует пять робких поцелуев, а сцену секса можно распознать, только если хорошо постараться. В общем, ясно, что сериал "Элита" с его страстями Михалков и Прилепин пока не видели.

Тег: Книги

8 новых русских книг: Пелевин, Сорокин, гей-драма и феминистская проза

21:00, 5 октября 2022

Автор: Лиза Сезонова

Комменты 45

Не люблю очкариков в BL

А о чем все таки молчат ласточки? Что там у них за тайны?

Впервые не буду читать Пелевина. До этого читала сразу и все, как только выходило. Transhumanism Inc уже был самоповтор, KGBT+ это повтор повторов. Самое великое мое разочарование, Пелевин был для меня гуру. Увы, сейчас для меня ничего нового

Редакция, у вашей «гей-драмы» есть специальный термин квир-литература. Используйте его при описании подобных книг, раз уж пишете литературные обзоры.

Спасибо Лизе Сезоновой. Прекрасная подборка книг, все как я люблю. «Тень за правым плечом» начну сразу после Пелевина.